ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

миссионерский журнал о православной вере


15-03-2018, 00:50

Объяснение слов 140 псалма, поемых на Литургии Преждеосвященных Даров


«Псалом (начинающийся словами: «Господи, воззвах к Тебе, услыши мя…») почти все знают, – говорил св. Златоуст о христианах своего времени, – все поют его часто, от юности до глубокой старости, хотя не многие понимают совершенно смысл его. И не напрасно отцы положили ежедневно возглашать сию духовную песнь: она есть некое врачевство духовное, есть род умилостивительной жертвы, которою мы каждый вечер должны очищать грехи свои, содеваемые нами, в продолжение дня, дома, либо на торжище, либо в другом месте». В самом деле эта песнь сына Иессеева, воспетая им во дни бедствий, весьма трогательна. Но особенно кажутся умилительными стихи священной песни и возбуждают дух молитвенный, когда в св. и великую Четыредесятницу поются на Литургии Преждеосвященной. Голос церковного певца, благоговейное стояние на коленах всех присутствующих во храме Божием, самое время покаянное, сознание своей духовной бедности – все заставляет грешника вопиять ко Господу молитвою Давида.

Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою! Ничто столько для нас не нужно, как истинная молитва, и самая молитва никогда не бывает так нужна, как во дни поста и покаяния. Поэтому Церковь положила с самого сначала петь второй стих псалма, потом повторять его после каждого из следующих стихов, и им же наконец заключать пение; ибо в нем молимся о самой молитве, да исправится она и да направится прямо к престолу Отца небесного, как струя фимиама жертвенного, в тихий вечер, прямо несется к небу. Одно из величайших несчастий наших состоит в том, что наша молитва доселе не восходила к лицу Божию; мы молились, но молитва рассевалась, как дым, от бури страстей наших, не достигая неба; да взыдет она хотя ныне, в эти дни покаяния, неуклонно к Тебе, Господь и Судия наш! Как узники, обремененные цепями, мы воздеваем руки свои к небу, на которое не достойны взирать; но да будет смиренное воздеяние руки наших благоугодно пред Тобою, как благоугодна была жертва вечерняя, ежедневно приносившаяся Тебе в скинии и в храме Соломоновом. Да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою! 

Господи, воззвах к Тебе, услыши мя! Под этим воззванием разумеется не устный крик, как бы он ни был громок и силен, замечает св. Златоуст, но крепкий вопль сокрушенного сердца, умиленный голос души, которая вся превращается в единую пламенную молитву и всеми силами вопиет к Спасителю: «Вонми гласу моления моего!» Поспеши ко мне на помощь! Не дай погибнуть самой молитве моей! да исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою! 

Положи, Господи, хранение устом моим и дверь ограждения о устах моих! Давид просил стражей языку своему, для того чтобы от тяжких бедствий жизни не возроптать на участь свою ввиду того, что и при дворе Саула, и в пещере Одолламской и в ущельях Енгадди были злые советники, которые возбуждали его поднять ропот и возмущение против царя-гонителя. Но у грешника, каковы все мы, и без несчастий жизни, и без злых советников, по одной злой воле, язык острится, как бритва. Милосердный Создатель, почтив нас даром слова, тем самым возвысил нас над всеми тварями земными: но что делаем мы из сего боголепного дара? По выражению апостола, лепоту неправды, – огонь, пожирающий и нашу, и чужую жизнь, скверну всего тела нашего (Иак. 3:6-8). В слове Божием сказано: «Аще кто в слове не согрешает, сей совершен муж», а мы ничем так много и так тяжко не согрешаем, как нашим языком. Не часто ли гортань наша бывает гробом отверстым, в котором мы погребаем самые благие деяния наших ближних? Как же не молиться всякому из нас: «Поставь, Господи, стражу при языке моем, охраняй двери уст моих», из которых, как из пропасти, льется хуление на дела Твои и на дела, моих ближних? Не лишай меня дара слова; ибо страшно быть человеку бессловесною тварию, но положи преграду моим злым словам и даждь слово благо во уста мои, слово хвалы и молитвы к Тебе, мой Боже, да выну исправится молитва моя, яко кадило пред Тобою! 

Не уклони сердце мое в словеса лукавствия, непщевати вины о гресех! Внутреннее слово наше бывает еще злее и лукавее; от сердца, говорит Спаситель, исходят помышления злая. Но самое злое из злейших помышлений есть то, когда мы внутренне непщуем вины о гресех, т. е. измышляем извинения во грехах, оправдываем свои пороки; когда, согрешая тяжко, говорим в сердце: мы не согрешили! И не это ли извинение грехов своих есть любимая беседа у грешных с своим лукавым сердцем?! Потому-то, приступая к престолу благодати, всего чаще нам должно вопиять ко Господу: «Не попусти уклониться сердцу нашему в злые помышления!» Отыми лукавство, ложно оправдывающее грехи наши! Ибо молитва наша тогда только благоприятна пред Тобою, Господи, когда в ней изливается сокрушенное сердце с чувством мытарева смирения и покаяния и когда она совершенно чужда фарисейского осуждения своих ближних и самохвальства. (См. «Воскресное чтение» 1839 г.)


Протоиерей Григорий Дьяченко
О богослужении постовом



Copyright © 2010 Православие.инфо - Православная Церковь