ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

миссионерский журнал о православной вере


22-05-2018, 13:15

Святой – это переводится, как посвященный Богу


Святой – это переводится, как посвященный БогуСегодня мы торжественно вспоминаем святителя Николая, по поводу перенесения его мощей в итальянский город Бари, где эти мощи до сего времени пребывают. О том, насколько святитель почитаем нашим народом, я даже говорить не буду, это всем очень хорошо известно. А вот повод для празднования этого события весьма сомнительный, и мы просто используем это как повод почитать любимого святого. По сути, жители Бари украли тогда в Малоазийском городе Мирры мощи этого святого. Святитель накануне явился одному старцу с предупреждением хранить его мощи тщательнее. Эта кража совершилась промыслительно, поскольку Малую Азию уже почти полностью захватили мусульмане, и скорее всего, они эти мощи бы уничтожили. Султан Гарун аль-Рашид даже приказал взломать по ошибке гробницу другого святителя Николая, находившуюся тут же. Говорить о том, что католики украли мощи у православных мы не можем, по той причине, что до конца 11 века вся Южная Италия была православной и подчинялась даже Византийскому епископу. Это сейчас единая страна, а в то время было многое иначе. Весь низ итальянского «сапога» назывался Великая Греция, и жили там греки. Именно они воздвигли в честь святителя огромный собор, украшающий город. После обращения в католичество жителей, постепенно отношения к этому святому несколько изменятся. Конечно, простой народ почитает его как и прежде, но церковная иерархия в конце прошлого века низвела некоторых святых в какой-то низший разряд – вроде и святой, но не почитаемый. Попали в этот разряд и святитель Николай и великомученик Георгий. Такое уничижение, конечно, связано с особым почитанием у православных (речь идет о так называемом «втором ватиканском соборе», на котором исключены были из обязательного почитания святитель Николай Чудотворец, великомученицы Варвара и Екатерина, святая царица Александра, святой мученик Киприан и великомученик Георгий Победоносец из-за, якобы, недостоверности их жития и отсутствии нужного количества свидетельств о совершенных ими чудесах; однако после прошлогоднего спектакля, когда ватиканский ересиарх, «милостиво» разрешил привезти косточку сомнительного происхождения, считающуюся мощами святителя Николая Чудотворца, в Россию, и широкой рекламы по всей нашей стране о том, какие нам католики «друзья и братья», латиняне решили вернуть святителю статус «особо почитаемого святого» - прим.ред. pravoclavie.info). Поэтому католики могут сколько угодно улыбаться и делать вид, что очень нас любят, но ненависть – она все равно себя обнаружит. Недавно даже обсуждался вопрос о том, чтобы совсем передать мощи святителя в Россию, в обмен на посещение нашей страны папой римским, но наши на это не пошли, зная, что все не от любви проистекает, а из корысти какой-то, из попыток таким образом проповедовать у нас свои заблуждения.

Святитель Николай – удивительный святой! Если мы внимательно всмотримся в страницы его жития, перед нами предстанет человек полнейшей самоотдачи и жертвенности. Он входил в любую скорбь человека, которая встречалась у него на пути. Конечно, то житие исполнено множества чудес : то он укрощает бурю, то изгоняет беса из источника, то является во сне царю, повелевая освободить неправедно заключенных… но надо понимать, что начались эти чудеса гораздо прозаичнее, о чем даже памяти-то не сохранилось. Во-первых, это, конечно, была молитва, - молитва, исполненная всецелой преданности, всецелого посвящения себя Богу. Святой – это и переводится, как посвященный Богу. Часть Бога в этом мире. Чтобы посвятить себя Невещественному Богу, Совершенному и Неимеющему нужду в чем-либо, нужно пребыть в этой настроенности – отдаления себя от мира, от всего, что Божие. Тут совершается то «рождение свыше», рождение заново, которое все никак не мог понять Никодим в ночной беседе со Христом.

И когда созревает эта изменяющая душу решимость, когда происходит это отречение, тогда душа благоухает молитвой и расцветает делами жертвенной любви. Непросто, проходя мимо нищего, подать ему несколько рублей… это значит увидеть этого нищего, увидеть как «своего», как самого себя. Мы не можем даже тех, кто с нами долгие годы живет рядом, по-настоящему увидеть. Потому что увидеть – это раскрыть глаза души, это значит пожалеть. Но это вхождение в жизнь другого, в его скорбь, оно почти всегда ранит, почти всегда заставляет страдать… Жить в любви – это иметь постоянно окровавленное сердце, кровоточащее от чужой беды. Это свою беззащитность, свою уязвимость постоянно кидать на штыки бесовской злобы.

Думая о милости святителя Николая, мы сразу вспоминаем эти мешочки с золотом, которые он подкидывал бедному отчаявшемуся человеку, решившему из-за нищеты отдать дочерей в дом терпимости. Но ведь деньги эти появились у святителя не сразу, а когда он был избран архиепископом большого города Мирры, и мог по своему усмотрению распоряжаться церковной казной. Наверняка, все начиналось с убогой лепты, как у евангельской вдовицы. Немногой, может совсем скудной, но всецелой, предельно опустошающей дающего.

Кроме такого удивительного милосердия у этого епископа была еще одна черта, которая, на первый взгляд, представляется совершенно другой добродетелью. Это – ревность о чистоте веры. На самом деле, - это тоже милосердие о душе ближнего, за которого пришел пострадать Христос. Защитить истинность веры – это сделать так, чтобы душу человека не похитил враг-обольститель.

И это истинная любовь. Часто мы сталкиваемся с такой лицемерной во многом, с такой отстраненной любовью, когда человека оставляют пребывать в его грехе. –«Ну, он же сам выбрал, это личное дело каждого : как жить, как поступать, в каких убеждениях пребывать. Надо уважать свободу другого человека», - рассуждают, обычно, такие люди. И чтобы не обидеть, они молчат, не укоряют, не обличают. и, надо сказать, это лучше обличений без любви, укоров от ненависти. Однако и таковое молчание часто оборачивается равнодушием, а иной раз даже становится предательством Бога. Действительно, чтобы иметь право обличать, надо сначала вымолить себе дар любви к этой душе. Только тогда наша ревность о справедливости, о чистоте веры, о нравственной непорочности принесет плод. А если любви не хватает, пусть даже не просто ее совсем нет, но некий недостаток ее. Когда какая-то формальная правильность, какая-то буква становится впереди любви к душе человека согрешающего, враг обязательно этим воспользуется и все извратит.

Поэтому, когда мы говорим, что святитель Николай «заушил» пресвитера Ария на первом Вселенском Соборе, мы должны понимать, что просто хлопнуть по физиономии человека, говорящего неправильные вещи на Бога или человека недостаточно. Архиепископ Мирр Ликийских был олицетворением Любви Божией к человеку. Он жил этой любовью и поэтому мог делать вещи внешне неправильные, дерзновенные. Так и Господь терпит нас, терпит очень долго и постоянно вразумляет, пребывающих в грехе, тем или иным способом. Но тогда все призывы исчерпаны, наступает время и «пощечины». Это, возможно, последний призыв к омраченной душе: одумайся, обернись, посмотри в какое «болото» ты залез!

Господь, в Котором совершенно нет никакого зла, наказывает нас из любви. Он милует нас болью, какой-нибудь скорбью, даже каким-нибудь несчастьем. Потому, что несчастье отпадения от Него, гораздо хуже всех земных злоключений. Отпадение от Него – это бытийная Беда, которая просто несопоставима с земными скорбями и любым горем. С высоты Вечности все эти терзания человека примут совсем иной вид. Если любящий отец берет в руки ремень, а ребенок крепко знает любовь отца, то он не начинает его ненавидеть, а сожалеет о своем зле, своем преступлении и стыдится того, что оскорбил любовь отца, оказался ее недостоин.

Зная это, святитель Николай по дару прозорливости ведал очень многое из того, что было сокрыто от обычных глаз. Мы можем предположить, что он видел возможность покаяния для омраченного гордостью пресвитера Ария. Но в этой схватке не между двух человек, а между диаволом и праведником, за заблудшую «горохищную» овцу, победил не святитель. Что ж, бывает и такое. Все зависит от того, на какую сторону встанет сама жертва, сможет ли она очнуться от обольщения.

Святой – это переводится, как посвященный БогуСегодня память еще одного угодника Божия, который нам особенно близок – это Иосиф Оптинский, ученик старца Амвросия. Этот простой, необразованный человек, по своей любви перенял от прославленного старца харизму его старчества и остался после его кончины на его месте утешать народ Божий. Его служение старца-духовника продолжалось более 17 лет.

Это был очень немногословный человек. Сам никогда ничего не говорил, пока его не спросят. Разве не знал, что сказать? Не, знал, как и другие старцы видел душу приходящих к нему насквозь. Но ждал, когда человек сам дозреет до вопроса, почувствует нужду в совете. Некоторым был явлен Небесный свет, который нимбом окружал его главу или лучом спускался сврху через потолок кельи. Часто невещественным светом сияло и лицо этого неутомимого делателя молитвы.

Архиепископ Малой Азии и скитоначальник русского Оптинского скита, что соединило их под сенью одной даты? Как и пророк Исайя (8 век до Р.Х.), отшельник из Грузии Шио Мгвимский (6 век), и мученик Христофор (около 250 года), память которых мы не отмечаем сегодня особо, просто по невозможности всех почтить. Разные века, разные страны, разное служение и совершенно различный подвиг. Из жития святителя мы можем прочувствовать его энергичный, деятельный характер; и совершенно другой образ встает из воспоминаний о старце Иосифе – тихом и кротком келейнике великого Амвросия. Единое – это Любовь! Любовь к Богу и любовь к Его творению. Любовь не мечтательная, не надуманная, а повседневная, повсечасная, даже непрерывная в своем предстоянии ей. Искренняя, жертвенная любовь, не ищущая взаимности от человека и целиком вверившая всего себя своему Владыке Христу.

Именно в Его свете они видели всякого человека. Падшего, скорчившегося от судороги различных страстей, покрытого с головы до ног проказой греха, ослепленного мраком гордыни, зачастую видящего себя лучшим многих из окружающих… Свет любви, даруемый Богом людям, возлюбившей Его душе, показывает человека совсем иным : призванным ко спасению, несмотря ни на что, любимым. В свете Любви он становится тем, кого ищет Господь, кого Он хочет этой своей любовью омыть, изменить и спасти. Научившихся так смотреть на человека, не могущих пройти мимо, мы и называем «святые». Те, которые стали зрителями Иного. И не просто зрителями, созерцателями Его света, но жителями этой Иной реальности, иного Бытия. Бытия преображенного внутри Божественной благодатью! Аминь.


Игумен Филипп (Перцев)
Проповедь в день памяти святителя Николая Мирр Ликийских чудотворца и преподобного Иосифа Оптинского

22.05.2018 года




Copyright © 2010 Православие.инфо - Православная Церковь