ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

миссионерский журнал о православной вере


23-08-2018, 00:08

О праве на критическую оценку гомосексуализма и о законных ограничениях навязывания гомосексуализма (ч.1)


Введение

В связи с анонсированным на 23 июня 2011 г. докладом Комиссара Совета Европы по правам человека «Дискриминация на почве сексуальной ориентации и гендерной идентичности в Европе»,[2] принимая во внимание заявление Генерального секретаря Совета Европы от 17.05.2011, резолюцию Совета по правам человека ООН от 17.06.2011 «Права человека, сексуальная ориентация и гендерная идентичность» («Human rights, sexual orientation and gender identity»), официальные заявления ряда международных организаций относительно так называемой «гомофобии», требующие установления особых привилегированных правовых режимов для гомосексуалистов[3] и их объединений, а также в связи с очевидно тенденциозным и реализующим «двойные стандарты» постановлением Европейского суда по правам человека от 21.10.2010 по делу «Алексеев против Российской Федерации»,[4] считаем необходимым рассмотреть ряд принципиальных юридических вопросов, касающихся отношения государства и общества к пропаганде гомосексуализма, ответы на которые необходимы для выработки сбалансированной позиции, учитывающей права и законные интересы всех социальных групп общества.

Решать эти вопросы современному сообществу придется, поскольку, в противном случае, значительно усугубятся проблемы, вызываемые формирующимся во многих странах трендом откровенной дискриминации гетеросексуалов, необоснованного и незаконного ограничения свободы мысли и слова лиц, которые критически относятся к идеологии гомосексуализма по религиозным, нравственным и иным убеждениям.

Вызывает серьезную озабоченность, что некоторые представители международных институтов и общественных организаций занимают одностороннюю позицию, основанную на положительной оценке гомосексуализма и абсолютизации прав и интересов гомосексуалистов. Именно на основе этой категоричной позиции уже принят ряд международных и национальных правовых документов, в которых провозглашается (декларируется) безусловно одобрительное отношение к гомосексуализму и навязываются рекомендации формировать и пропагандировать такое отношение в системе образования и СМИ. Одновременно признаются безусловно неправильными и недопустимыми, категорически отвергаются любые критические взгляды на эту проблему и попытки критического анализа гомосексуализма как социальной аномалии. Право большинства свободно выражать свое мнение по этой проблеме апологетами гомосексуальности с негодованием отвергается.

Поспешные и непродуманные, нередко идеологически ангажированные действия европейских политических институтов и международных организаций в поддержку гомосексуализма в последнее десятилетие способствуют искаженной трактовке демократических прав и свобод человека и формированию негативного их восприятия в общественном сознании. Такое деформированное понимание прав человека, подвергшееся воздействию идеологии гомосексуализма, используется в целях обоснования и закрепления весьма сомнительной мировоззренческой позиции в праве и публичной жизни, которая крайне опасна и ведет к подрыву духовно-нравственных основ европейской цивилизации.

Право человека на выбор собственной позиции относительно гомосексуализма и образа жизни, с ним связанного, должно быть гарантировано на основе общепризнанных демократических свобод мысли, совести, выражения мнений. Это необходимо для обеспечения прав не только людей, имеющих гетеросексуальную ориентацию и не приемлющих гомосексуализм, но и для тех граждан, которые, испытывая гомосексуальное влечение, добровольно, по своему убеждению желают преодолевать его. При этом права и свободы граждан, придерживающихся критической позиции в отношении гомосексуализма, должны быть защищены таким образом, чтобы не происходило навязывания или принуждения к противоположному выбору.

Особо важным считаем обеспечение приоритетного права ребенка на защиту от сексуального совращения и сексуальной эксплуатации, признание существенно большей силы такого права перед правом взрослых лиц на публичное выражение мнений, позитивно оценивающих гомосексуализм.

В настоящем докладе (далее - Доклад) в правовом аспекте рассмотрены проблемы отношения государства и общества к пропаганде гомосексуализма и распространению информации о гомосексуализме, а также право граждан на критическое отношение к такой пропаганде и на публичное выражение такого отношения.

В Докладе не рассматриваются вопросы: личной свободы гомосексуалистов на выбор сексуальной ориентации; статуса гомосексуальных союзов; мотивации лиц, лоббирующих в Совете Европы принятие документов, требующих предоставления особых привилегированных правовых режимов для гомосексуалистов; проводимых гомосексуалистами публичных мероприятий, не направленных на пропаганду гомосексуализма.

Авторы доклада считают недопустимыми насилие над человеком и дискриминацию человека по признаку пола, расы, цвета кожи, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, принадлежности к национальным меньшинствам, имущественного положения, рождения или по любым иным признакам.

Наблюдаемые и фиксируемые сегодня во многих странах крайняя нетерпимость лиц, пропагандирующих гомосексуализм, к любым попыткам отказаться и защититься от агрессивной пропаганды идеологии гомосексуализма, а также высказываемые клевета и оскорбления в адрес лиц, пытающихся защитить своих детей от насильственной пропаганды гомосексуализма, обусловили актуальность рассмотрения вопросов об отношении государства и общества к пропаганде гомосексуализма.

1. Обоснованность права критически оценивать гомосексуализм и его общественные проявления

О фундаментальной укоренённости в истории, мировой культуре и современной жизни человечества ограничений, касающихся гомосексуальных форм половой жизни, свидетельствует широко известная критическая оценка гомосексуализма и идеологии гомосексуализма со стороны христианских церквей, исламской, иудаистской и ряда других конфессий.[5] При этом важно отметить, что отсутствуют основания оценивать отношение исторически представленных в России конфессий к гомосексуализму как вступающее в противоречие с общепризнанными принципами и нормами международного права, международными актами о правах человека. Выражая уважение свободного выбора человека, указанные конфессии отстаивают свои свободы убеждений и слова, в частности - право определять нравственно-теологическим понятием «грех» то, что они таковым признают уже в течение тысячелетий, а также право выступать против насильственного навязывания идеологии гомосексуализма гетеросексуалам.

Верующие обладают свободой мысли и слова и вправе оценивать критически (в том числе публично) то или иное явление общественной жизни, исходя из вероучительных постулатов своей религии, что гарантируется положениями о свободе выражения мнений, о свободе слова, о свободе вероисповедания Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах от 16.12.1966, Международного пакта о гражданских и политических правах от 16.12.1966, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений от 25.11.1981 и других международных актов о правах человека.

В современном мире существуют принципиально неразрешимые противоречия, которые невозможно решить административными или уголовно-правовыми методами, тем более - методами политического давления или, вступая в противоречие с принципом светскости государства, посредством требования изменить вероучение той или иной конфессии. Но при этом наличие этих неразрешимых противоречий не препятствует гражданам с разной сексуальной ориентацией бесконфликтно жить в рамках цивилизованной модели сосуществования.

Негативная оценка гомосексуализма вполне позволяет ненасильственно сосуществовать, с одной стороны, христианам, мусульманам, иудаистам, представителям иных конфессий, вероучения которых негативно оценивают гомосексуализм, и, с другой стороны, гомосексуалистам.

Особо отметим, что не существует подтвержденных в судебном порядке или хотя бы признанных фактов насилия в России со стороны христиан, мусульман или верующих иных исторически представленных в нашей стране конфессий в отношении гомосексуалистов именно по признаку гомосексуальной ориентации, количество которых превышало бы количество фактов насилия гомосексуалистов в отношении гетеросексуалов.

Нет никаких оснований смешивать или отождествлять высказываемую негативную, критическую позицию в отношении гомосексуализма и гомосексуалистов, не нарушающую общепризнанные принципы и нормы международного права и международные акты о правах человека, с неправомерными, нарушающими указанные принципы. нормы и акты дискриминационными, насильственными или оскорбительными действиями по отношению к гомосексуалистам.

Выяснение действительного отношения, к примеру, Русской Православной Церкви к гомосексуализму следует осуществлять, исходя не из частных выступлений не уполномоченных на изложение официальной позиции Церкви лиц, а из ее официальных документов и выступлений ее Предстоятеля (Патриарха Московского и всея Руси) и официальных церковных представителей, которые руководствуются общецерковной позицией, отраженной в Священном Писании, Священном Предании, в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви.

В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, утвержденных Архиерейским собором Русской Православной Церкви 13–16 августа 2000 г., четко говорится о необходимости для Церкви относиться «с пастырской ответственностью к людям, имеющим гомосексуальные наклонности», о необходимости и возможности «христианского общения» христиан с гомосексуалистами, оказания «духовной поддержки» и молитвенной помощи гомосексуалистам в избавлении от гомосексуализма. Учение Церкви недвусмысленно осуждает гомосексуализм как грех (в значении, придаваемом этому понятию христианским вероучением, защищенным гарантиями свободы вероисповедания), но одновременно заявляет о необходимости христианского сострадания гомосексуалистам (пункт XII.9).

Поэтому нет никаких оснований говорить о призывах со стороны Русской Православной Церкви к насилию или дискриминации в отношении гомосексуалистов.

Обоснованно также указать, что, помимо религиозной мотивации неприятия гомосексуализма и критического к нему отношения, имеется большое количество нерелигиозных критических точек зрения на это явление и, соответственно, лиц, придерживающихся таких взглядов.

Широкая распространенность критического, включая негативное, отношения к гомосексуализму в значительной степени связана с тем, что гомосексуализм, помимо того, что является специфической личностной и социально-групповой комплексной морально-психологической и культурной идентичностью, существенно отличающимся от свойственного большинству населения образом жизни и особой психологией мышления и поведения и системой взглядов, к настоящему времени фактически стал идеологией, активно пропагандируемой ее приверженцами, при этом, не терпящей критики, имеющей агрессивный прозелитический характер и претендующей на ее всеобщее признание, универсальность, государственную и международную поддержку.

В рамках подготовки настоящего Доклада не стояла задача оценки ситуации в других европейских странах, но в России совершенно очевиден тренд массовой и агрессивной пропаганды гомосексуализма через СМИ, гомосексуальные шествия («гей-парады»)[6] - всему обществу, и, что вызывает особую тревогу, через некоторые школьные учебники и школьные программы, журналы для детей - малолетним детям.

В этом отношении характерна инициатива одного из идеологов гомосексуализма в нашей стране H.A. Алексеева, который систематически требует от государства «продвижения позитивного образа» гомосексуализма в российских школах («в образовательной программе»).[7] Требуемое им распространение идеологии гомосексуализма среди несовершеннолетних детей, направлено именно на достижение интроекции детьми указанной идеологии, ведет к отклонениям от нормального сексуального развития и смене ими своей сексуальной ориентации, является явным и грубейшим нарушением прав ребенка и прав его родителей.

Тот факт, что в числе значимых основных признаков и элементов гомосексуальной «культуры», выступают: стремление к обнаженности напоказ, доведенное, зачастую, до гипертрофированных форм эксгибиционизма; определенная предметно-мировоззренческая ориентированность гомосексуализма на орально-генитально-анальное; агрессивное, насильственное навязывание гомосексуализма лицам, не разделяющим гомосексуальные убеждения, объясняет, почему такие публичные проявления не могут не восприниматься другими людьми как жестокое оскорбление их нравственных чувств и причинение им глубоких нравственных страданий. Именно такой направленности публичные акции провокационного характера («гей-парады» и т. п.), осуществляемые пропагандистами гомосексуализма, могут легко разрушить характерное для России на протяжении длительного времени мирное, бесконфликтное сосуществование граждан, имеющих гомосексуальную ориентацию, и большинства населения, состоящего из лиц с гетеросексуальной ориентацией.

Единственное реальное основание говорить о наличии в России ограничений в отношении гомосексуалистов, которые объективно не являются при этом ограничениями прав, имеющими причиной именно сексуальную ориентацию этих лиц, возникает только в связи с ограничениями со стороны российского государства на проведение гомосексуалистами пропагандистских публичных акций.

Но при этом важно подчеркнуть, что в России проведение любого публичного мероприятия лицами с любой сексуальной ориентацией будет запрещено в случае, если уполномоченные государственные органы имеют убедительные основания считать, что при его проведении его участники будут демонстрировать действия, имитирующие совершение полового акта, а также эпатажную оскорбляющую общественную нравственность одежду, акцентирующую внимание на половых органах, пропагандировать половую распущенность и развратное поведение, оскорбляющее нравственные чувства граждан, в результате чего будет нанесен ущерб нравственности, здоровью, правам и законным интересам других лиц, а также общественному порядку, в том числе если таким мероприятием будет спровоцирована реакция протеста другой части населения, грозящая общественными беспорядками.

Как показывает практика проведения «гей-парадов» в зарубежных странах и в России (Екатеринбург, Санкт-Петербург), эти публичные мероприятия носят характер агрессивной пропаганды гомосексуализма и вызывают закономерную и обоснованную ответную реакцию защитного свойства: гетеросексуалы начинают протестовать против унижения их человеческого достоинства, совершаемого посредством насильственного навязывания им гомосексуализма, и против совершения в отношении них противоправных посягательств. Запрещение государством публичной пропаганды гомосексуализма в форме проведения «гей-парадов» правомерно и обосновано необходимостью защиты общественной нравственности, общественного порядка, прав и законных интересов лиц, несогласных подвергаться принудительной пропаганде гомосексуализма.

В современном законодательстве демократических государств, в документах Совета Европы, Европейского Союза, в иных международных документах свобода выбора сексуальной ориентации не является правовым основанием для гомосексуалистов осуществлять массовую принудительную пропаганду гомосексуализма, которая ведет к нарушению прав лиц, подвергающихся такому информационному воздействию.

Право иметь и свободно выражать критические убеждения в отношении гомосексуализма защищено общепризнанными принципами и нормами международного права и международными актами о правах человека. Это право подлежит защите со стороны государства и не может быть ущемлено в угоду идеологически мотивированной целесообразности или политической конъюнктуре. Согласно Конституции Российской Федерации, свобода мысли и слова, право свободно распространять информацию любым законным способом признаются, гарантируются и защищаются государством.

Признаваемая демократическим государством свобода выбора сексуальной ориентации включает отнюдь не только право свободно принимать гомосексуальную ориентацию и относиться к ней положительно, но и право не принимать гомосексуальную ориентацию и относиться к ней негативно, и предполагает право свободно, в том числе публично, выражать свою позицию по этому вопросу.

В демократическом обществе граждане, негативно оценивающие гомосексуализм, исходя из своих религиозных или нравственных убеждений, имеют право на уважение и защиту их религиозных и нравственных убеждений и право на воспитание своих детей в соответствии со своими религиозными и нравственными убеждениями (пункт 3 статьи 13 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах, пункт 4 статьи 18 Международного пакта о гражданских и политических правах).

В случаях навязывания гомосексуализма неограниченному кругу лиц, в том числе детям, и, тем более, в школах (в России зафиксированы многочисленные такого рода случаи) возникают юридические и фактические основания для самозащиты гетеросексуалами своих прав, в их числе - право, аналогичное по своей природе праву на сопротивление угнетению, получившему закрепление еще в Декларации независимости США от 04.07.1776.

Основываясь на незыблемости свободы слова и признавая право на критическое отношение к гомосексуализму, Верховный суд США 2 марта 2011 г. подтвердил конституционность правовой позиции противников идеологии гомосексуализма, признав совершенно законным проведение у баптистской церкви в Уэстборо пикетов против идеологии гомосексуализма, мотивировав это недопустимостью «душить общественные дебаты» по социально значимым вопросам, обусловленные свободой слова и проводимые в «мирной обстановке».[8]

Европейским государствам и общеевропейским институтам уже пора прекратить антидемократически и дискриминационно относиться к критикам идеологии гомосексуализма и «душить» их выступления.

Непредвзятый и строгий юридический анализ закрепленных в международных актах о правах человека, включая Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, правовых норм о свободе мысли, свободе выражения мнений, свободе собраний во взаимосвязи с признанными целями защиты общественного порядка, предотвращения беспорядков и преступлений, охраны здоровья и нравственности, защиты прав и свобод других лиц дает основание утверждать о правомерности следующих действий:

- юридически и фактически обоснованная критика пропаганды, насильственного навязывания идеологии гомосексуализма и самого гомосексуализма;

- выражение критического мнения (в том числе публичное) о гомосексуализме со стороны отдельных лиц, семей, общественных или религиозных объединений, включая мнение об определении гомосексуализма как «греха» в религиозном понимании этого слова;

- заявления о недопустимости установления в законодательстве каких-либо правовых привилегий (особых прав), основанных на гомосексуальной или бисексуальной ориентации, а также публичное выражение мнения о необходимости установления запрета на введение указанных правовых привилегий или особых прав;

- отказ в удовлетворении требований гомосексуалистов о предоставлении им и их объединениям особых прав, привилегий;

- запрет навязывания гомосексуальных форм поведения, гомосексуальной идеологии и гомосексуализма гетеросексуалам и, в особенности, несовершеннолетним детям, запрет пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних детей;

- отказ в законодательном приравнивании статуса гомосексуальных союзов к статусу традиционной семьи, понимаемой как брачный союз мужчины и женщины;

- запрет расходования бюджетных средств и какого-либо иного участия органов государственной власти и органов местного самоуправления в содействии пропаганде гомосексуализма, идеологии гомосексуализма и гомосексуального образа жизни;

- пропаганда традиционных нравственных семейных ценностей, включающих социально-нравственный императив гетеросексуальности, присущий любой традиционной культуре и человечеству в целом.

Вышеперечисленные действия не являются и не могут юридически и фактически обоснованно оцениваться как «дискриминация по признаку сексуальной ориентации», «разжигание ненависти», «травля», «ненависть, вызванная нетерпимостью», «предубеждение, связанное с сексуальной ориентацией», «нетерпимость по признаку сексуальной ориентации», «вербальное насилие», «унижение или оскорбительное обращение», «маргинализация, социальная изоляция и насилие на почве сексуальной ориентации», «разжигание розни по признаку сексуальной ориентации», «происшествие на почве ненависти», «иррациональный страх и отвращение к гомосексуальности и к лесбиянкам, геям, бисексуалам и транссексуалам, основанные на предубеждениях и схожие с расизмом, ксенофобией, антисемитизмом и сексизмом», «насмешки и словесное психологическое насилие», «гомофобная ненависть» (в смыслах, придаваемых этим выражениям Резолюцией Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1728 (2010) от 29.04.2010 «Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности», Рекомендацией Комитета министров Совета Европы государствам-членам № CM/REC(2010)5 от 31.03.2010 о мерах, направленных на борьбу с дискриминацией, основанной на сексуальной ориентации или гендерной идентичности,[9] Резолюцией Европейского Парламента от 18.01.2006 «Гомофобия в Европе»,[10] Рекомендацией Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1474 (2000) «Ситуация с лесбиянками и геями в государствах-членах Совета Европы»[11]).

Процитированные в предыдущем абзаце идеологически мотивированные, необъективные оценки, ярлыки и обвинения в так называемой «дискредитации прав гомосексуалистов» и т. п., примененные в чрезмерно многообразных вариациях, свидетельствуют об идеологической, а не юридической или фактической мотивированности принятия указанных документов Европейского Парламента, Комитета министров Совета Европы и Парламентской Ассамблеи Совета Европы по вопросам гомосексуализма.

В соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными актами о правах человека, государство не обязано и не вправе в отношении вышеуказанных действий: «запрещать и публично дезавуировать [такие действия] во всех случаях», осуществлять «привлечение к ответственности лиц» и «применение мер наказания в целях избежания безнаказанности» (в смысле пунктов 6 и 1 Приложения к Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам № CM/REC(2010)5 от 31 марта 2010 г.), воздерживаться от таких действий (в смысле пункта 7 Приложения к Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам № CM/REC(2010)5 от 31.03.2010), а также «принимать меры защиты по предотвращению» таких действий и определять такие действия как «гомофобию», «дискриминацию или нарушение прав гомосексуалистов» или с использованием иных выше процитированных выражений.

2. Агрессивный характер идеологии гомосексуализма

В настоящее время система взглядов о гомосексуализме, выработанная и пропагандируемая гомосексуалистами, приобрела форму и качества идеологии, при этом одним из постоянно и отчетливо проявляющихся её качеств является агрессивность по отношению к лицам, не разделяющим гомосексуальных представлений, отказывающимся подвергаться ее воздействию.

Агрессивный социально-психологический характер идеологии гомосексуализма выражается в том, что эта идеология:

1) направлена на принуждение лиц, не являющихся гомосексуалистами, к признанию правильности основных идей этой идеологии, включая главную идею о том, что гомосексуальность является социальной нормой, более престижным, привлекательным и элитарным образом жизни;

2) предусматривает массированное прозелитическое воздействие на широкие круги населения (массовое вовлечение), включая молодежь, при полном и выраженном игнорировании их сексуальной ориентации, отношения к гомосексуализму и их согласия (или несогласия) быть подвергнутыми такому информационному воздействию, а также игнорировании приватного пространства граждан и их приоритетного права на воспитание своих детей;

3) стремится обеспечить использование инструментов и ресурсов государства и международных организаций в целях поддержки и осуществления принудительной пропаганды этой идеологии, а также для борьбы с лицами, выражающими публично критику и неприятие гомосексуализма, и для достижения ее определяющего влияния во многих сферах общественной жизни;

4) предусматривает принуждение к запрету любой критики гомосексуализма, а также оценку любых критических мнений по вопросам гомосексуальности как «нарушений прав» гомосексуалистов и их «дискриминации»;

5) в случае «мужского» гомосексуализма включает уничижительное, крайне оскорбительное отношение к женщинам с гетеросексуальной ориентацией (см. ниже);

6) активно содействует разрушению традиционных нравственных основ общества, нравственных семейных ценностей и основ института семьи.

Практически любая дискуссия с пропагандистами гомосексуализма при проявлении несогласия с ними сегодня влечет автоматическое наклеивание оскорбительного ярлыка «гомофоб», без учета сути и формы, степени фактической и юридической обоснованности таких критических оценок в адрес гомосексуализма. Во многих странах лицам, выражающим критическое отношение к гомосексуализму, отказывается в свободе убеждений и свободе слова не только во время публичных дискуссий, но и вообще при любой попытке выразить свое мнение в средствах массовой информации. Более того, публично звучат призывы дискриминировать таких лиц: лишать права въезда в другие страны, лишать свободы и проч. Такое предвзятое ведение дискуссии и такое толкование принципа равенства всех перед законом и судом и принципа толерантности не только совершенно несовместимы с демократическими принципами и стандартами, но более того - должны вызывать незамедлительное реагирование государства, которое не вправе отступить в угоду политической конъюнктуре от международно-правового и конституционно-правового принципа равенства всех перед законом и судом.

Слова «гомофоб», «гомофобия» - некорректные, идеологизированные клише-ярлыки, наклеиваемые любым критикам идеологии гомосексуализма (независимо от формы и степени обоснованности такой критики), а также любым возражающим против противоправного массового насильственного навязывания идеологии гомосексуализма гетеросексуалам (включая несовершеннолетних). Эти слова представляют собой идеологические оценочные ярлыки негативного содержания и используются как недобросовестный полемический прием в манипулятивных целях для дискредитации и оскорбления несогласных.

В искусственно созданном слове «гомофобия» путем соединения слово «гомо» (от греческого слова homos - равный, взаимный, общий) и «фобия» (патологический страх) изначально заложена терминологическая некорректность и намеренная смысловая подмена, необоснованно приписывающая наличие психического отклонения (фобии) у лиц, негативно относящихся к гомосексуализму. Буквальное толкование этого слова показывает его нелогичность и бессмысленность. В действительности, у лиц, которые не приемлют гомосексуальные образ жизни, пристрастия и убеждения, выражают протест против публичной пропаганды гомосексуализма, нет никаких «фобий», то есть болезненных чрезмерных страхов, вынуждающих этих лиц бояться гомосексуалистов. Люди, незнакомые со специальной медицинской терминологией, могут ассоциировать значение слова «гомофоб» с патологической неприязнью к человеку и людям вообще (от лат. homo - человек). Необоснованное приписывание лицам, не разделяющим гомосексуальных убеждений, психических отклонений (фобий) является не только неэтичным приемом, но и направлено на унижение человеческого достоинства таких лиц, клевету в отношении них.

Мифотворчеством о мнимом экстремизме в отношении гомосексуалистов в России пропагандисты гомосексуализма стремятся отвлечь внимание от обсуждения реальных фактов нарушения самими гомосексуалистами прав граждан, не разделяющих гомосексуальных убеждений, и фактов проявления гомосексуалистами своей нетерпимости к гетеросексуалам, завуалировать экстремистское отношение «мужского» гомосексуализма к женщинам с нормальной сексуальной ориентацией.

Высокая степень нетерпимости пропагандистов гомосексуализма и их сторонников к гетеросексуалам не сопоставима с критическим отношением гетеросексуалов к гомосексуалистам.

Одним из примеров экстремистского характера идеологии гомосексуализма можно указать «Гомосексуальный Манифест» некоего Майкла Свифта - квинтэссенцию ненависти и вражды к гетеросексуалам, унижения человеческого достоинства гетеросексуалов и изощренных оскорблений в их адрес, призывов к физической расправе с гетеросексуалами (опубликован в газете гомосексуалистов «Gay Community News» от 15.02.1987 и позднее неоднократно перепечатан).

Идеологи гомосексуализма пытались после публикации этого манифеста манипулятивно внушать, что это была «шутка», «сатира», «пародия» или даже вовсе «подделка» (причем они сами не могут прийти к согласию между собой о том, что же это было - «шутка» или «подделка»). Но если основываться на анализе содержания этого материала, то не остается никаких оснований воспринимать и оценивать в качестве шутки, сатиры или пародии этот, по сути - расистский и экстремистский, материал. Если бы в таком же духе было написано что-то неонацистами, то разгорелся бы нешуточный скандал и любые попытки представить такой материал сатирой или шуткой были бы с ходу отвергнуты.

Выраженное в этом «манифесте» вполне определенное экстремистское отношение к гетеросексуалам находит многочисленные подтверждения и в других материалах, содержащих пропаганду гомосексуализма.

Анализ публикаций гомосексуалистов о так называемой «гей-культуре» позволяет выявить, что одной из ее характерных черт является ненависть и нетерпимость представителей «мужского» гомосексуализма к женщинам нормальной сексуальной ориентации, по существу - расистское к ним отношение, как к неполноценным существам, неполноценному расовому виду.

Такое отношение широко распространено и на бытовом уровне.

Так, составленный Владимиром Козловским на основе многолетних исследований, изданный в Нью-Йорке и впоследствии многократно переопубликованный на русскоязычных интернет-сайтах словарь «Арго русской гомосексуальной субкультуры» и ряд других словарей зафиксировали массовые распространенность и использование среди представителей «мужского» гомосексуализма уничижительно оскорбительных слов и выражений в отношении женщин: «двужопый крокодил», «двустволка», «мокрощелка», «пустодырая», «оплеушина», «проплешина», «зассыха».

Распространенность в гомосексуальной среде указанной оскорбительной риторики настолько обширна,[12] что обоснованно утверждать о таком экстремистском отношении к женщине с нормальной сексуальной ориентацией как существенном элементе гомосексуальной «культуры» и идеологии. Публичное распространение таких высказываний является возбуждением ненависти и вражды, унижением человеческого достоинства по признаку пола, то есть образует состав преступления, предусмотренного статьей 282 Уголовного кодекса Российской Федерации. Государство не вправе игнорировать очевидные факты экстремистской ненависти к женщинам, пропаганды их дискриминации только потому, что навязывается ложный виктимизированный образ гомосексуального сообщества, в то время как на самом деле именно гетеросексуалы зачастую выступают жертвами пропаганды ненависти идеологов гомосексуализма.

Нет оснований полностью экстраполировать эти оценки на всех лиц, придерживающихся гомосексуальной ориентации, но, даже если не принимать во внимание крайнюю форму идеологии гомосексуализма - гомосексуальный расизм, основанный на тезисе о том, что все не постигшие опыт гомосексуализма являются неполноценными людьми, речь может и должна вестись об экстремизме «гомосексуальной культуры», о нетерпимости значительной части представителей «мужского» гомосексуализма (по крайней мере, тех, которые выступают активными пропагандистами этого образа жизни), их организаций и их интернет-сайтов к женщинам нормальной сексуальной ориентации, а также к гетеросексуалам в целом.

Указанная выше экстремистская пропаганда, являющаяся неотъемлемым элементом идеологии «мужского» гомосексуализма, совершенно недопустима и грубо противоречит ст. 3 и 14 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, ст. 5 и 7 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948, ст. 3 и 7 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19.12.1966, Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин от 18.12.1979, целому ряду иных международных актов о правах человека; Конвенции Совета Европы о предупреждении и пресечении насилия в отношении женщин и насилия в семье от 11.05.2011, подпадает под пункт 3 Приложения к Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам № CM/REC(2010)5 от 31 марта 2010 г. о мерах, направленных на борьбу с дискриминацией, основанной на сексуальной ориентации или гендерной идентичности, рекомендующий государствам «предпринимать необходимые меры для того, чтобы гарантировать жертвам и свидетелям "преступлений ненависти”, связанных с гендерной идентичностью», противоречит принципам, заложенным в Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам №R(97)20 от 30.10.1997 «О дискурсе ненависти», Рекомендации Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1933 (2010) от 05.10.2010 «Борьба с экстремизмом: достижения, недостатки и неудачи», Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1754(2010) от 05.10.2010 «Борьба с экстремизмом: достижения, недостатки и неудачи»,[13] Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1728 (2010) от 29.04.2010 «Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности», Дурбанской Декларации о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 2001 г., Программе действий по осуществлению Дурбанской Декларации о ликвидации всех форм расовой дискриминации от 2001 г., Итоговом документе обзорной конференции по выполнению Дурбанской Декларации и Программы действий по борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью от 24.04.2009.

Описанная выше пропаганда, направленная на уничижение, жесточайшее оскорбление женщин обоснованно может быть оценена как, по существу, расистская, как «преступление ненависти» по гендерному признаку (в значении, закрепленном в Приложении к Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам № CM/REC(2010)5 от 31.03.2010 о мерах, направленных на борьбу с дискриминацией, основанной на сексуальной ориентации или гендерной идентичности), а равно как дискриминация женщин (в значении, закрепленном в Заключительных замечаниях Комитета по ликвидации дискриминации в отношении женщин ООН, принятых на сорок шестой сессии 12–30 июля 2010 г.).

Даже вышеприведенные цитаты (оскорбительные слова в адрес женщин), тиражированные многократно в печатных источниках и электронных материалах в сети Интернет, убедительно свидетельствуют о сознательном искажении идеологами гомосексуализма и защищающими их интересы политиками (в том числе из так называемого правозащитного движения) ситуации с оценками реальных виновников и жертв экстремизма.

В России интернет-форумы гомосексуальной тематической направленности переполнены многочисленными экстремистскими материалами, содержащими высказывания, оскорбляющие гетеросексуалов, жестоко унижающие их человеческое достоинство, призывающие к совершению актов физического насилия в отношении христиан и мусульман и вандализма в отношении их объектов религиозного назначения.

Выявленный экстремистский характер идеологии «мужского» гомосексуализма свидетельствует о том, что представление гомосексуалистов как «виктимизированного меньшинства», т. е. унижаемой социальной группы, к которой целенаправленно формируется отношение, провоцирующее насилие к ним, является фактически и юридически необоснованным, ложным.

Пункт 8 Рекомендации Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1962 (2011) от 12.04.2011 «Религиозное измерение межкультурного диалога» подчеркивает необходимость того, «чтобы люди всех верований и мировоззрений, религиозных или нет, принимали усилия к активизации диалога на основе общего утверждения равного достоинства всех людей и искренней приверженности принципам демократии и прав человека».

По вопросу о вторжении идеологии гомосексуализма в личное и общественное пространство гетеросексуалов не может выслушиваться и приниматься в расчет мнение только одной стороны - гомосексуального сообщества, а точнее - его части, наиболее агрессивно настроенной к лицам, критикующим публичную пропаганду гомосексуализма.

Пытаясь на основе рекомендаций документов Совета Европы и Комитета ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин наделять привилегиями гомосексуалистов, оказывать содействие навязыванию идеологии гомосексуализма гетеросексуалам, игнорируя при этом проблему экстремистской ненависти в идеологии «мужского» гомосексуализма к женщинам, государство поневоле вступает этими своими действиями в противоречие с документами Совета Европы и указанного Комитета ООН о защите прав женщин, поскольку эти документы должны защищать по гендерному признаку женщин, жестоко унижаемых гомосексуальной пропагандой.

Как говорится в пункте 8 Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1344 (2003) от 29.09.2003 «Об угрозе для демократии со стороны экстремистских партий и движений в Европе», борьба с экстремизмом ставит демократию перед дилеммой: она призвана, с одной стороны, гарантировать свободу выражения мнений, собраний и объединений, допускать существование и политическое представительство всех политических групп, а с другой - бороться за самосохранение, ограждать себя от деятельности определенных экстремистских групп, отвергающих демократические принципы и права человека.

Пока государство не защитит общество от экстремизма идеологии гомосексуализма, невозможно следовать внешне привлекательным лозунгам доклада «Жить вместе. Сочетание разнообразия и свободы в XXI веке в Европе», обнародованного в 2011 году «группой деятелей из Совета Европы». Этот доклад утверждает о «глубоко укоренившихся предрассудках, враждебности» в европейском обществе в отношении гомосексуалистов. Но необоснованное перекладывание ответственности и полное отрицание значительной доли ответственности самих пропагандистов гомосексуализма за ухудшение отношения к гомосексуалистам, нельзя назвать объективным и обоснованным.

Состоявшееся фактическое признание властями Германии, Франции, Австралии, Швейцарии и многих других стран очевидного провала политики «мультикультурализма» в этих странах, основанной на признании и абсолютизации мнимых прав меньшинств (в действительности - незаконных привилегий), предоставлявшихся явно в ущерб интересам большинства постоянного населения, дает нам сегодня пример ошибочной политики и, на основе этого примера, возможность более адекватно и объективно с учетом исторической перспективы взглянуть на проблему отношения государства и общества к пропаганде гомосексуализма и на проблемы отношений между гомосексуалистами и гетеросексуалами, в особенности, - на проблему отношения гомосексуалистов к гетеросексуалам.

3. Жестокое и бесчеловечное причинение человеку телесных повреждений, вреда его здоровью в практике «мужского» гомосексуализма

Высказывание канадского судьи Брюса Хоукинса: «Говорить о гомосексуальности, не касаясь анального секса, - то же самое, что писать историю музыки, не упоминая Моцарта»,[14] многократно ретранслированное в самых разных выступлениях и публикациях идеологов гомосексуального движения,[15] подтверждает факт позиционирования и признание этой практики (анального сексуального акта) самими гомосексуалистами в качестве главного элемента гомосексуальных отношений и способа их объективации.

Исходя из физиологической несовместимости используемых во время такого действия частей тела и учитывая медицински подтверждаемые существенные телесные повреждения (существенный вред здоровью) как неотъемлемые последствия такого акта, сексуальное сношение в анальное отверстие обоснованно оценивать как форму противоестественного бесчеловечного и жестокого обращения с лицом, практикующим анальный секс в качестве «пассивного партнера», как форму его пытки.

Навязывая гомосексуализм, активисты «гей-парада» не уведомляют о существенном вреде гомосексуальных отношений для здоровья вовлеченных в них людей.

Рассмотрим судебно-медицинские нормативные акты, подтверждающие значительный вред здоровью, наносимый лицам, практикующим гомосексуальные отношения в роли «пассивного» партнера.

Согласно пункту 71.13 «Установление признаков мужеложства» Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации, утвержденного Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 мая 2010 г. № 346н, к подтверждениям фактов и последствий имевшихся ранее сношений через задний проход, то есть к признакам пассивного мужеложства относятся:

- травмы и иные повреждения анального отверстия (кровоподтеки, ссадины, надрывы, разрывы и иные раны), а также границы анальной области и слизистой оболочки прямой кишки и части прямой кишки (кровоподтеки, ссадины, надрывы, разрывы и иные раны, раздражение слизистой оболочки), а также рубцы после перенесенных в результате мужеложства повреждений;

- наличие в прошлом твердого шанкра в области заднепроходного отверстия или гонорейного проктита;

- определенное [ненормальное] состояние области заднепроходного отверстия, так называемый «зияющий анус» - воронкообразная втянутость, зияние заднепроходного отверстия, сглаженность лучеобразных складок в окружности заднепроходного отверстия и слизистой оболочки прямой кишки, расслабление сфинктеров и багрово-красная с синюшным оттенком окраска слизистой оболочки прямой кишки.

Приложение № 3 к ранее действовавшей Инструкции по организации и производству экспертных исследований в бюро судебно-медицинской экспертизы, утвержденной Приказом Минздрава России от 24.04.2003 № 161, относило к давним характерным признакам «мужского» гомосексуализма: воронкообразную форму заднепроходного отверстия, сглаженность складчатости заднепроходного отверстия, грубую складчатость в области прямой кишки, багрово-красную или багровосинюшную окраску слизистой оболочки прямой кишки, наличие рубцов на слизистой оболочке прямой кишки; к функциональным характерным признакам «мужского» гомосексуализма: понижение тонуса сфинктера прямой кишки, зияние заднепроходного отверстия, произвольное открытие ануса и т. д.

Вышеуказанное дает необходимые и достаточные основания утверждать, что агрессивная, навязчивая (против воли людей) пропаганда гомосексуализма является по своим последствиям и содержанию пропагандой членовредительства, нанесения себе или другим указанных выше увечий, травм и иного ущерба здоровью человека, то есть грубо противоречит ст. 3 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950, ст. 5 Всеобщей декларации прав человека от 10.12.1948, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах от 19.12.1966, Европейской Конвенции по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания от 26.11.1987, целому ряду иных международных актов о правах человека.

Российское общество и государство не могут и не обязаны игнорировать тот факт, что мужской гомосексуализм в качестве неотъемлемой части своих практик предусматривает анальный коитус, то есть, по существу, травмирование человека и причинение существенного вреда его здоровью, жестокое и бесчеловечное обращение с ним, пытку.

Возникает вопрос, насколько обосновано требование разрешить свободную публичную пропаганду гомосексуализма, призывающую признать действия, ведущие к «зияющему» анусу и травмам прямой кишки в качестве достойного уважения идеала и нормы отношений, а отказ от такого признания считать предрассудком?

В этом смысле, пункт 2 Приложения к Рекомендации Комитета министров Совета Европы № CM/REC(2010)5 от 31.03.2010 о мерах, направленных на борьбу с дискриминацией, основанной на сексуальной ориентации или гендерной идентичности, требующий криминализировать «предубеждения, связанные с сексуальной ориентацией», т. е. ввести ответственность за критическое отношение к гомосексуализму и его негативным последствиям (в мужском гомосексуализме) в виде «зияющего» ануса и травмированной прямой кишки, выглядит ни чем иным, как стремлением противоправно обеспечить признание идеологии гомосексуализма мерами государственного принуждения и унизить человеческое достоинство гетеросексуалов, подвергающихся пропаганде гомосексуализма.

Указанный документ содержит в себе внутренние противоречия. Так, пункт 32 Приложения к Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам № CM/REC(2010)5 от 31.03.2010 требует организовать в школах «обеспечение объективной информации, касающейся сексуальной ориентации…, например, в школьных учебных планах и образовательных материалах». Но объективная информация включает в себя объективные сведения о наносимом существенном ущербе человеческому здоровью в результате гомосексуальных практик (в противном случае, это будет не объективное информирование, а противоправная пропаганда, посягающая на права гетеросексуалов, противоречащая требованию объективности в этом документе). Неразрешимое противоречие: или обеспечить объективное информирование, или следовать рекомендации «не совершать преступления ненависти» (так в указанной Рекомендации Комитета министров Совета Европы необоснованно обозначается критика гомосексуализма).

4. О манипуляциях цифрами

Агрессивная экспансия гомосексуальной идеологии осуществляется под прикрытием не соответствующих действительности утверждений о многомиллионной численности гомосексуалистов в России.

Утверждения о том, что в России живут миллионы геев и лесбиянок, не находят своего фактического подтверждения, это не более чем активно используемые для манипулирования общественным мнением приемы, не основанные на данных серьезных и убедительных социологических исследований. Эти утверждения делаются для целенаправленного формирования ложных представлений общества о численности гомосексуалистов (в действительности - существенно завышенной).

Так, по данным опроса «Gallup», проведенного 5–8 мая 2011 г., в общественном сознании американцев гомосексуалистами являются около 25 процентов населения страны при том, что реально, по самым «оптимистическим» подсчетам американских демографов в США не более 3,5 процентов гомосексуалистов и бисексуалов.[16] Хотя по мнению ряда других американских экспертов, эта цифра существенно ниже.

Причем в число гомосексуалистов при проведении таких опросов произвольно записывают всех, кто имел единичный опыт гомосексуальных отношений, но давно не практикует гомосексуальные отношения, а также тех, кто сообщил при опросе о гомосексуальных наклонностях, но борется с ними.

В обществе есть люди, обладающие гомосексуальными наклонностями, но негативно их оценивающие и, вследствие этого, закономерно и последовательно осуществляющие внутреннее самостоятельное и коллективное психологическое[17] преодоление этих своих наклонностей. Эта часть гомосексуалистов совершенно свободно высказывает своё несогласие с выстраиваемой пропагандистами гомосексуализма фиктивной картиной виктимизированного и гонимого меньшинства, основанной на сплошных подменах и откровенной лжи. Эти люди зачастую подвергаются запугиванию, третированию со стороны представителей гей-движения, потому что они своим существованием и мнением опровергают идеологически мотивированный, но всемерно сегодня навязываемый тезис о биологической (по рождению) детерминированности гомосексуализма.

Государство обязано защитить права лиц, имеющих гомосексуальные наклонности, но борющихся с ними и выражающих желание и намерение их преодолеть.

5. Миф о массовой дискриминации гомосексуалистов

Одним из основных приемов навязывания идеологии гомосексуализма и сокрытия ее насильственного навязывания обществу является распространение и эксплуатация мифа о массовой дискриминации гомосексуалистов в России и ряде других стран.

Требования безусловно признать гомосексуалистов и их объединения в качестве жертв дискриминации и насилия, а выдвигаемые в обоснование этого аргументы как априорно истинные, не подлежащие сомнению и критике прямо противоречат общепризнанным принципам и нормам международного права и ряду международных актов о правах человека, имеют явный манипулятивный характер.

Пропагандисты гомосексуализма намеренно вводят общество в заблуждение, заявляя, что гомосексуалисты являются дискриминируемым, унижаемым и целенаправленно подвергающимся преступным посягательствам меньшинством и поэтому будто бы они нуждаются в наделении особыми правами и привилегиями по сравнению со всеми остальными гражданами. Такое утверждение является ложным, а обсуждаемая дискриминация - фикцией.

В действительности, гомосексуалисты не дискриминированы в правах в сравнении с другими гражданами Российской Федерации, они пользуются всей полнотой прав и свобод человека и гражданина, закрепленных Конституцией Российской Федерации.

В России не зафиксировано ни массовых, ни многочисленных случаев дискриминации в принятии на работу или увольнении с работы, в отказе в зачислении на учебу, иных нарушений прав и свобод, нарушений равноправия граждан, осуществленных из-за их нетрадиционной сексуальной ориентации.

Утверждая о дискриминации, пропагандисты гомосексуализма лишь недобросовестно эксплуатируют тему защиты прав человека и борьбы с дискриминацией для обоснования своих неправомерных посягательств на права и законные интересы других граждан, преследуя цель установления тотального доминирования и диктата своих частных групповых интересов и идеологии сексуальных меньшинств над образом жизни и нравственными ценностями большинства населения.

Утверждения вышеназванной Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам № CM/REC(2010)5 от 31.03.2010 о том, что гомосексуалисты до сих пор подвергаются «гомофобии, трансфобии и другим формам нетерпимости и дискриминации, даже внутри их семей - включая уголовное преследование, маргинализацию, социальное отторжение и насилие», утверждения Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1765 (2010) от 08.10.2010 «Ходатайства о предоставлении убежища в связи с преследованиями по гендерному признаку»[18] о «гендерно-обусловленном насилии» и о «преследованиях по гендерному признаку» в отношении гомосексуалистов, утверждения Резолюции Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 1728 (2010) от 29.04.2010 «Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности»[19] о «стигматизации» и «виктимизации» гомосексуалистов как в общественной, так и в личной жизни - в России не находят фактического подтверждения, так и оставаясь голословными утверждениями.

Приводившиеся идеологами гомосексуализма немногочисленные обезличенные примеры якобы дискриминации гомосексуалистов не сопровождались доказательствами причинно-следственной связи между конкретным фактом нарушения прав и сексуальной ориентацией пострадавшего лица, как причиной произошедшего. Следовательно, такие сообщения не могут рассматриваться и оцениваться как факты дискриминации именно по признаку сексуальной ориентации. Количество фактов преступных посягательств на гомосексуалистов не превышает среднестатистических показателей в среднем по всему населению.

Вместе с тем, известно, что при отсутствии реальных фактов преследований гомосексуалистов (во всяком случае, в масштабах, указываемых организаторами «гей-парадов») в зарубежных странах фиксировались случаи фальсификации пропагандистами гомосексуализма таких фактов. Ярким примером является случай, происшедший 7 апреля 2000 г. с активистом гей-движения Дуайтом Уолкером (Dwight Walker) в штате Вермонт (США), чей автомобиль был ночью сожжен, как раз в период, когда обсуждался законопроект штата Вермонт о приравнивании статуса союзов гомосексуальных пар к статусу гетеросексуального брака. Идеологи гомосексуализма во всем Вермонте использовали этот инцидент как «доказательство» дискриминации и преследований гомосексуалистов, утверждая, что критика однополых браков есть просто другая форма незаконных преследований. Однако позднее Д. Уолкер признался полиции, что сам поджег свой автомобиль: «Я поджег, потому что хотел, чтобы люди воспринимали меня жертвой». По сообщениям газеты «Бостон Глоб», Д. Уолкер предстал перед судом по обвинению в поджоге третьей степени, в заведомо ложных заявлениях официальным лицам и в поджоге с целью обмана страховой компании.[20]

Многие не соответствующие действительности утверждения относительно насилия и преследований в отношении гомосексуалистов в России в силу их очевидной нереальности вынуждены опровергать даже сами идеологи гомосексуального движения.[21]

Анализ сообщений о дискриминации гомосексуалистов позволяет выявить, что практически все они имеют отношение не к дискриминации в общепризнанном юридическом смысле этого понятия; в абсолютном большинстве такие заявления являются бездоказательными, голословными и не содержат указаний на конкретные факты, а их суть состоит в требовании законодательно предоставить гомосексуалистам особые права, привилегии. При этом обоснованный отказ в удовлетворении таких требований они необоснованно называют «дискриминацией».

В качестве основных «особых прав» и привилегий, предоставления которых требуют идеологи гомосексуализма, заявляются следующие:

- «право» беспрепятственно и неограниченно вести публичную пропаганду гомосексуализма, то есть фактически - осуществлять навязывание гомосексуализма людям с гетеросексуальной ориентацией, в том числе детям;

- «право» на полный запрет любой, даже обоснованной, критики в их адрес в связи с их гомосексуальностью, относительно любых их действий, связанных с гомосексуализмом;

- «право» преследовать людей за их взгляды и убеждения о порочности и ненормальности гомосексуализма, вплоть до введения уголовной ответственности за критику гомосексуализма;

- «право» на законодательное выделение гомосексуалистов как особой социальной группы среди всего остального населения и наделение таких лиц привилегированным правовым статусом.

Очевидно, что все перечисленные требования гомосексуалистов не могут быть законодательно реализованы, они юридически необоснованны и даже абсурдны, неприемлемы в демократическом правовом государстве. Не существует никаких рациональных, юридически и фактически значимых оснований для того, чтобы гомосексуалистам законодательно были бы предоставлены особые правовые привилегии, превышающие в своей совокупности объем прав человека и гражданина, установленный и гарантированный для всех в равной степени, тем более - входящие в противоречие с правами и законными интересами других граждан Российской Федерации.

Манипулирование идеологами гомосексуализма правозащитной риторикой выражается часто в том, что свободы и права они интерпретируют, прежде всего, как основания требовать от других лиц обеспечить гомосексуалистам привилегированные условия для своего сообщества, при которых права и традиционные ценности других лиц нарушаются или нивелируются, но при этом пропагандисты гомосексуализма фактически отрицают установленные Конвенцией о защите прав человека и основных свобод ограничения (статьи 10 и 11), согласно которым осуществление прав и свобод, налагает на тех, чьи права и свободы осуществляются, обязанности и ответственность, и может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественного порядка, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, для охраны здоровья и нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Основываясь на общепризнанных принципах и нормах международного права и международных актах о правах человека, государство не вправе устанавливать какие-либо особые привилегированные правовые режимы для гомосексуалистов и их объединений, не вправе ограничивать свободу убеждений и слова в части формирования и публичного выражения критики гомосексуализма, не вправе криминализовать и запрещать такую критику, а также наклеивать оскорбительный ярлык «гомофоба» критикам гомосексуализма и идеологии гомосексуализма, поскольку государство обязано защищать общественную нравственность и нравственные основы семейной жизни, так как институт семьи является основой общества, а нравственность является конституционно защищаемой ценностью (для России - часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации). Предоставление гомосексуалистам особых прав в угоду сомнительной политической конъюнктуре невозможно обосновать идеологически мотивированными толкованиями позиций Европейского суда по правам человека и неадекватными толкованиями прав и свобод человека, закрепленных в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

6. Нарушение прав человека и оскорбление человеческого достоинства при проведении «гей-парадов»

«Гей-парады», проведение которых в России требуют разрешить пропагандисты гомосексуализма, не имеют никакого отношения к защите прав и свобод человека, не являются формой протеста против дискриминации по какому бы то ни было признаку, а используются как средство агрессивной пропаганды гомосексуализма в качестве нормального и престижного образа жизни, нормы сексуальных отношений и сексуального поведения, а также в качестве способа добыть немногие, выдаваемые за доказательства существования в России дискриминации гомосексуалистов, фото- и видеоматериалы, на которых видно пресечение сотрудниками правоохранительных органов таких мероприятий.

Целью гомосексуальных шествий не является «продвижение уважения прав и свобод человека и призыв к толерантному отношению к сексуальным меньшинствам». Это, с одной стороны, бизнес-проекты, что подтверждается опытом проведения «гей-парадов» (гомосексуальных шествий) в ряде стран (Австралии, США, Германии и др.), и «отработкой» «грантов» от разного рода организаций, а с другой стороны - пропагандистское мероприятие, направленное на достижение принятия и интроекции гомосексуальной идеологии максимально большей частью общества.

Признание государством свободы выбора сексуальной ориентации не обосновывает права гомосексуалистов навязывать другим гражданам свои гомосексуальные пристрастия и убеждения, посягать на права гетеросексуалов, тем более - осуществлять публичную пропаганду гомосексуализма среди неограниченного круга лиц, включающего детей.

Вопрос о допустимости проведения «гей-парада» следует рассматривать в контексте оценки содержания и формы указанного мероприятия, а также анализа воздействия «гей-парада» на невольных зрителей, не разделяющих гомосексуальных убеждений, прежде всего - детей.

Как указывается в преамбуле Рекомендации Комитета министров Совета Европы государствам-членам №R(91)11 от 09.09.1991 «О сексуальной эксплуатации, порнографии, проституции, торговле детьми и молодежью», преждевременный сексуальный опыт может быть вреден для социально-психологического развития несовершеннолетнего.[22]

«Гей-парад» - это пропаганда развратных действий, сопровождающаяся изощренной демонстрацией склонности к совершению гомосексуальных действий, совершением и имитацией развратных движений, иными действиями, публичное совершение которых обоснованно оценивать применительно к детям именно как их развращение, растление, дезориентацию в сексуально-этическом плане, совершение развратных действий.

Анализ содержания и формы проведенных ранее в зарубежных странах «гей-парадов» позволяет выделить следующие их общие существенные признаки: вульгарная, нарочито избыточная красочность и эпатажно гипертрофированная помпезность, проникнутая идеологией гомосексуализма и разврата и транслирующая эту идеологию посредством одежды, отражающей половую распущенность; аффектация поведения организаторов и основных участников, непристойность их действий (публичная имитация совершения гомосексуальных актов, иные физические контакты, которые «разумному человеку понятны как демонстрирующие склонность или намерение участвовать в гомосексуальном акте»;[23] публичный показ неприличных жестов, непристойная демонстрация обнаженных ягодиц и пр.); непристойные, вызывающего вида костюмы, агрессивно вульгарный, намеренно эпатирующий внешний вид его основных участников (мужчины, напоказ наряженные в женское белье, в бутафорские бюстгальтеры и т. п.; атрибутика садомазохизма и пр.), оскорбляющие нравственные чувства лиц, не являющихся гомосексуалистами; проведение в открытом для свободного посещения месте, где присутствует неограниченный круг лиц, не являющихся гомосексуалистами, с расчетом на массового, в том числе и прежде всего, невольного зрителя; провокационность, осознанное допущение или сознательная нацеленность на создание ситуации столкновения интересов разных социальных групп.

Как показывает анализ прошедших «гей-парадов» и выступлений их организаторов, суть этих публичных мероприятий не имеет никакого отношения к правозащитной деятельности и обусловлена их действительными целями: формирование мнения, что гомосексуализм (в восприятии подавляющего большинства людей - порок, безнравственное, аморальное поведение) является социальной нормой, а
Copyright © 2010 Православие.инфо - Православная Церковь