ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

миссионерский журнал о православной вере


19-12-2018, 00:33

«О коль победа драгоценна нам днесь ниспослана с Небес!»


«О коль победа драгоценна нам днесь ниспослана с Небес!»
230 лет назад, 19/6 декабря 1788 года, в день памяти Святителя Николая Чудотворца, Русская армия под командованием князя Г.А.Потемкина штурмом взяла Очаков – укрепленную турецкую крепость на правом берегу Днепровско-Бугского лимана (ныне город Николаевской области Украины), деянием этим навеки вписав свои имена в летопись героических подвигов русского воинства. 

Взятие турецкой крепости было делом не из легких – Очаков защищало 20-тысячное турецкое войско при 300 крепостных пушках, а сама крепость была капитально перестроена и укреплена под руководством французских инженеров и прикрыта со стороны суши многочисленными земляными укреплениями нового типа. Поэтому победоносному штурму предшествовало длительная осада, получившая название «Очаковского сидения». 

Событие это произошло во время очередной Русско-турецкой войны (1787–1791), развязанной Османской империей с целью возвращения Крыма. Выдвижение 50 тысячного русского войска к Очакову, или Ачи-Кале, как называли крепость турки, началось в мае 1788 года. Достигнув крепости и оценив ситуацию, князь Потемкин пришел к выводу, что взять твердыню сходу не удастся и потому приступил к осуществлению иного плана – длительной осаде. В планы князя входило возвести батареи, обложить крепость и постоянным артиллерийским огнем заставить ее капитулировать. 

Однако с самого начала против плана Потемкина высказался генерал-аншеф А.В.Суворов, предложивший брать Очаков решительным штурмом в тесном взаимодействии с Лиманской флотилией. Но переубедить главнокомандующего не удалось.

Между тем, Суворов, отражая одну из турецких вылазок, силами всего лишь двух гренадерских батальонов не только штыковым ударом отбил турок, но и провел успешную контратаку, в ходе которой было захвачено несколько вражеских земляных укреплений перед крепостью. Развивая успех, Суворов хотел уже «на плечах» бежавшего врага ворваться в город, но князь Потемкин отказал ему в подкреплении, трижды приказывая отступить. Кто знает, чем бы закончилось это сражение, если бы Суворов не был в этом бою ранен, а подкрепление было послано, но Потемкин не решился на такой риск и вместо награды отважный генерал получил выговор. «Солдаты не так дешевы, чтобы ими жертвовать по пустякам. Ни за что погублено столько драгоценного народа, что Очаков того не стоит...», - заявил князь своему генералу. Но Суворов продолжал отстаивать свою правоту: «Невинность не требует оправдания. Всякий имеет свою систему, и я по службе имею свою. Мне не переродиться, да и поздно!». 

Затянувшаяся осада крепости и медлительность главнокомандующего стали раздражать многих. Как заметил по этому поводу фельдмаршал граф П.А.Румянцев: «Очаков - не Троя, чтоб его десять лет осаждать». «Я на камушке сижу: на Очаков я гляжу», – осмеивал бездействие князя А.В.Суворов. А адмирал русской службы принц Карл Генрих Нассау-Зиген писал в Петербург французскому послу Сегюру: «Очаков можно было взять в апреле... но все упущено». Письмо это стало известно Императрице, которая начертала на его копии следующие слова: «Это правда». Как замечал военный историк генерал-лейтенант А.Н.Петров, «сознавая трудность овладения Очаковом, князь Потемкин действовал с излишнею осторожностью, которая, вернее, могла быть названа медленностью». 

Между тем, приближалась холодная зима, обрекавшая стоящую под стенами Очакова Русскую армию на большие потери… 

Российский только Марс, Потемкин, 
Не ужасается зимы: 
По развевающим знаменам
Полков, водимых им, орел
Над древним царством Митридата
Летает и темнит луну; 
Под звучным крил его мельканьем
То черн, то бледн, то рдян Эвксин. 
Огонь, в волнах неугасимый, 
Очаковские стены жрет, 
Пред ними росс непобедимый
И в мраз зелены лавры жнет; 
Седые бури презирает. 
На льды, на рвы, на гром летит, 
В водах и в пламе помышляет: 
Или умрет, иль победит
(Г.Р.Державин «Осень во время осады Очакова», 1788 г.) 

Потемкин, видя, что план его не увенчался успехом, а о капитуляции турок, несмотря на полыхающий огнем город, речи не идет, в начале декабря все-таки «ужаснулся зимы» и согласился на штурм крепости. «Не осталось иного средства по взятию города, кроме генерального приступа», - докладывал он Императрице Екатерине. 

Для штурма были сформировали шесть колонн, в задачи которых входило: первая и вторая колоны овладевают замком Гассан-паши, третья колонна атакует ретраншемент с севера, четвертая колонна – с востока и старается не допустить отхода защитников ретраншемента в крепость. Пятая и шестая колонны должны были штурмовать саму крепость. 

6 декабря в 7 часов утра при двадцатиградусном морозе начался штурм турецкой твердыни. Вначале были захвачены турецкие земляные укрепления между Очаковым и замком Гассан-паши. Затем русские войска атаковали центральные земляные укрепления, и вышли к крепостным воротам и бастионам крепости. Под прикрытием артиллерийского огня гренадеры преодолели крепостную стену. Бой в самой крепости длился около часа. 

В штурме Очакова принимали участие такие прославленные русские полководцы как Потемкин, Суворов, Платов, Румянцев. А среди офицеров, отличившихся в этом сражении, были имена, получившие вскоре не меньшую известность – Кутузов, Багратион, Барклай-де-Толли. 

Штурм Очакова отличался страшным кровопролитием, так как турки защищались ожесточенно. «Нужно также отдать справедливость туркам, - писал военный историк А.Н.Петров. – Они дрались с отчаянием, с изумительною стойкостью, пренебрегая смертью и предпочитая ее плену». 

Как дух врагов восстал, Паллада,
На нас неистовством палим, 
Тут челюсти, казалось, ада
Страшили звоном нас своим: 
Как сонм на нас их ополчился
На Росса каждый Турок злился, 
Свирепством каждый пламенел, 
Мнил силой грянуть к нам своею, 
Звучал как медной чешуею, 
Всяк в них чудовищем ревел. 
(…)
Во образ были тут геенны, 
От ядр летящий воздух выл; 
Но им то слабая преграда: 
В Очакове подобье ада
Себе всяк турок ощутил. 

Потери русских убитыми и ранеными составили, по одним данным, 147 офицеров и 2 тыс. 720 нижних чинов, по другим – более 4 тыс. 800 человек. Тела русских офицеров, погибших при Очаковском штурме по распоряжению князя Потемкина были перевезены в Херсон и погребены в ограде церкви Св. Великомученицы Екатерины, в этой же церкви в 1791 году был погребен и сам князь. Турки же, согласно данным генерала А.Н.Петрова, потеряли во время штурма 8370 человек только убитыми (в том числе 283 офицера), умершими от ран – 1140 человек и 4000 пленными. В числе пленников оказался и комендант крепости – трехбунчужный паша Гуссейн. По сути, весь турецкий гарнизон был уничтожен. Новость о падении Очакова настолько шокировала турецкого султана Абдул-Хамида I, что его постиг апоплексический удар, от которого он вскоре скончался. 

Русскими трофеями стали 310 вражеских орудий и 180 знамен. Местью Потемкина Очакову, который «засел у него в печенках» было полное разрушение города и крепости до основания (в виде исключения князь пощадил лишь замок Гассан-паши). Объясняя Императрице разрушение Очакова, Потемкин напирал на необходимость «истребления предмета раздора, который при заключении мира мог бы произвести вредное замедление в переговорах». 

Узнав о падении Очакова, Императрица Екатерина Великая писала Потемкину: «За уши взяв обеими руками, мысленно тебя целую, друг мой сердечный… С величайшим признанием принимаю рвение и усердие предводимых вами войск, от высшего до нижних чинов… Жалею весьма о убитых храбрых мужах; болезни и раны раненых мне чувствительны; жалею и Бога молю о излечении их. Всем прошу сказать от меня признание мое и спасибо...». 

Екатерина II и Г.ПотемкинА 4 февраля 1789 года в Санкт-Петербурге состоялось чествование «покорителя Очакова», «самой Миневрою избранного» «российского Марса» - князя Потемкина, удостоенного многочисленных наград. За взятие Очакова Потемкин получил жезл генерал-фельдмаршала, орден Святого Георгия I степени, грамоту из Сената с перечнем заслуг, золотую медаль, выбитую в его честь, алмаз к ордену Александра Невского, шпагу с алмазами на золотом блюде и сто тысяч рублей. Более того, в честь генерал-фельдмаршала Императрица лично сочинила стихи: 

О пали, пали - с звуком, с треском 
Пешец и всадник, конь и флот! 
И сам со громким верных плеском 
Очаков, силы их оплот! 
Расторглись крепки днесь заклепны, 
Сам Буг и Днепр хвалу рекут; 
Струи Днепра великолепны 
Шумняе в море потекут... 

Взятие Очакова стало поворотным моментом в ходе Русско-турецкой войны. В 1791 году по Ясскому мирному договору Очаков был присоединен к России, что позволило ей окончательно утвердиться на Днепровском лимане и в прилегающем к нему крае, обеспечить безопасность Херсона и оградить Крым от влияния Османской империи. Таким образом, наступал черед господства Российской Империи в Причерноморье. 

О коль победа драгоценна
Нам днесь ниспослана с Небес! 
В ней прежна слава утверждена, 
В ней будущих залог чудес, 
Коль есть враги нам потаенны, 
Шипя, что злобой распалены
Рассеять се удобства ждут; 
Пусть на Очаков взоры чешут, 
И ежели не вострепещут, 
Пусть в жертву нам себя дадут. 
(А.И.Бухарский, «Ода Екатерине Второй, Императрице и Самодержице Всероссийской. На взятие Очакова», 1789 г.).


Андрей Иванов,
доктор исторических наук




Copyright © 2010 Православие.инфо - Православная Церковь