ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

миссионерский журнал о православной вере


2-12-2019, 00:46

«Я принес им чуму». Влияние фрейдизма на трансформацию традиционных ценностей в мире


«Я принес им чуму». Влияние фрейдизма на трансформацию традиционных ценностей в мире

Сегодня огромное количество людей, включая и православных верующих, прибегают к услугам всевозможных психологов и психотерапевтов. Следует отметить, что большинство из них в своих методиках используют те знания, которые они получили, обучаясь на курсе психиатрии, где большое внимание уделялось и уделяется изучению трудов сатаниста Зигмунда Фрейда. Будьте внимательны! Проверяйте специалистов на предмет их взглядов на духовную и плотскую жизнь, ведь зачастую психологи и психотерапевты советуют практиковать вещи, которые, может быть, и доставят кратковременную и весьма сомнительную радость, однако потом введут человека в еще более глубокую пучину уныния, потому что эти вещи весьма далеки от Бога, но очень близки к сатане...

З. Фрейд не ограничился кабинетными исследованиями. Не удовлетворила его и деятельность на территории своей страны. Ему хотелось нести «свет» по всему миру. В 1909-м году он впервые посещает Америку со своими лекциями. Тогда в американском аэропорту он сказал: «Они еще не знают, что я принес им чуму». Так оно и вышло. «Чума фрейдизма» постепенно распространилась далеко за пределы венской лаборатории.

В самом начале Запад не принял фрейдизма, даже формально сопротивлялся ему. Но семена «чумы» дали свои всходы уже через 50 лет; речь идет о так называемой «сексуальной революции» – социально-культурном явлении в западном мире, связанном с переоценкой традиционных (семейных) ценностей.

Чтобы понять ее истоки, необходимо еще раз обратиться к психоаналитической теории З. Фрейда, а именно – к его методу лечения больных с душевными расстройствами. Больной, согласно теории, сам обладает инструментарием собственного исцеления: для этого он может сам стать психоаналитиком.

Взамен «общественного блага» отдельные представители человеческого сообщества получают неврозы, так как их желания, сдерживаемые уздой общественной морали, остаются неудовлетворенными.

И здесь возникает вопрос: как же будет выглядеть общество, если часть его членов решит пренебречь социально-этическими нормами ради своего «психического здоровья»? Общественный раскол в таком случае неизбежен.

В начале 1960-х годов на Западе происходит «сексуальная революция». Конечно, сам Фрейд не был ее идеологом в полном смысле этого слова, но его характерное превозношение всего чувственного, сексуального в психологической жизни человека сыграло свою роль. Западное общество вдохновилось идеями раскрепощения.

У того, что идеи Фрейда косвенно или напрямую оказали влияние на «сексуальную революцию», есть и сторонники, и противники. Так, например, исследователь биографии З. Фрейда П.Е. Люкимсон пишет, что

«идущие процессы либерализации общества распечатывали многие уста и снимали ‟табу” с многих запретных тем. Фрейдофобы нередко утверждают, что обострение этой проблемы как раз в немалой степени связано с той ‟сексуальной революцией”, родоначальником которой, по сути, и является Фрейд, но сторонники психоанализа парируют этот довод остроумным замечанием, что в таком случае Галилея надо обвинять в том, что Земля вертится».

С. Цвейг в своем труде, посвященном фрейдистской доктрине, вовсе назвал Фрейда «освободителем человечества».

В то же время, если сделать экскурс в историю формирования психоаналитической теории, можно открыть много интересных фактов, которые подтверждают связь «сексуальной революции» и фрейдизма. Идеи необходимости перемен традиционных культурных устоев и сексуального поведения в обществе пронизывают весь фрейдистский психоанализ. В частности, в ходе одной из дискуссий в феврале 1908 года Фрейд излагает мысль о том, что большинство женщин, страдающих от сексуальной анестезии, состоит из «слишком хорошо образованных молодых девушек». Образование, предполагающее в то время и целомудрие, а по Фрейду, – сексуальное подавление, может стать причиной негативных последствий для психики.

Эти идеи были представлены широкой публике в большом количестве статей, написанных между 1908-м и 1913-м гг. Эти публикации посвящены главным образом описанию общественных сил, несущих в себе культурно-цивилизационное начало и вместе с тем подавляющих сексуальность, что, в свою очередь, разрушительно влияет на психическое здоровье. Наиболее важными работами по этому вопросу являются:

- «Культурная» сексуальная мораль и современная нервозность (1908 г.)
- Об особом типе «выбора объекта» у мужчин (1910 г.)
- Об унижении любовной жизни (1912 г.)

В работах 1912 года он писал, что социальные нравы и правила требуют от людей сдерживать свои желания, превращая жизнь в фантазии. В этом смысле культурное подавление приводит, по мнению Фрейда, к снижению ценности обоих полов. З. Фрейд действительно считал, что «сексуальные репрессии» ведут к серьезным отклонениям как на личностном, так и на социальном уровне.

Следует заметить, что из среды фрейдистской психоаналитической школы вышло немало выдающихся гуманистических и экзистенциальных психотерапевтов: Э. Фромм, А. Маслоу, В. Франкл и другие. Но был среди них и В. Райх. Именно его интерпретация фрейдизма во многом заложила идеологическую основу сексуальной революции. Фрейд впервые обнажает жгучую проблему Запада – подавление сексуальных потребностей из-за невозможности выполнения материальных требований культуры.

Райх призывает преодолеть ее возвратом к сексуальной практике примитивных обществ. Более подробно о концепции знаменитого ученика З. Фрейда будет сказано в следующем параграфе. Автору данного исследования близка следующая точка зрения: на «сексуальную революцию» повлиял не столько фрейдизм в его чистом виде, сколько его интерпретация.

Американский профессор, специалист по христианской этике и антропологии Р. МакЛарен пишет так о последствиях «сексуальной революции» (данные в основном приведены исходя из анализа ситуации в США):

«Последствия зашли так далеко, что они несравнимы ни с чем, наблюдаемым прежде во многих поколениях. Мы можем задуматься, например, над тем, что до 1915 года 75% впервые вступающих брак невест были девственницами; в 1982-м году эта величина снизилась до 43%. Более того, 57% незамужних женщин стали жить внебрачной половой жизнью. Из них почти треть беременеют, и только 35% из них выходят замуж прежде, чем будет рожден младенец.

Начиная с 1969 года, число внебрачных родов среди американских подростков увеличилось на 139%. Это вдвое больше, чем в Англии, и в 7 раз выше, чем в Нидерландах. Между 1938-м годом и серединой 1960-х гг. сфера распространения добрачных отношений была довольно устойчивой для молодых людей, учащихся в колледже: около 55% для мужского состава и около 25% для женского. 9 из 14 исследований, проведенных после 1955 года, показали сферу распространения сексуальной жизни: для представительниц женского пола до 40%, у мужчин до 60%.

Опрос 1989 года в университете Джорджии повысил последнюю величину до 77%. Исследование в Ivy League (группа престижных учебных заведений восточных штатов США) показало, что большинство студентов рассматривает девственность скорее как девиацию (отклонение от нормы), чем как норму, и публикация 1992 обнаруживает, что приблизительно 95% молодых людей и 80% женщин участвуют в сексуальном общении до брака».

Теперь немного статистики последствий «сексуальной революции» в современных Соединенных Штатах Америки:

1. Ежегодно фиксируются 19 миллионов случаев заболевания венерическими заболеваниями. Возрастная категория заболевших – 15–25 лет.
2. В результате поздней диагностики венерических заболеваний или неправильного их лечения 24 тысячи американских женщин становятся бесплодными.
3. 47 % учащихся средних школ имеют опыт сексуальной жизни.
4. США занимают первое место по подростковой беременности в мире.
5. Только 42,2% американских граждан в возрасте от 24 до 35 лет официально регистрируют свои отношения.
6. США на первом месте в мире по количеству разводов.
7. 30% внутреннего Интернет-трафика расходуется на просмотр материалов эротического содержания.
8. Каждый четвертый американец проживает в неполной семье.
9. 41% беременных женщин в Нью-Йорке делают аборт.

Эти статистические данные наглядно показывают весь масштаб трагедии общества, вставшего на пути «раскрепощения» и сбросившего с себя «культурное бремя».

Не обошла чума фрейдизма и Россию. В постреволюционной Советской России институт семьи также претерпел трансформацию. Массы людей столкнулись с новой социальной маргинальной идеологией, отрицавшей традиционные взгляды на семью и общество. Идеи женского равноправия и половой вседозволенности распространялись довольно быстро. И. Арманд и А. Коллонтай – «музы» революционного движения – провозгласили брак товарищеским союзом двух независимых людей. Коллонтай писала, что «современная семья утратила свои экономические функции, а это означает, что женщина вольна себе сама избирать партнеров в любви».

В 1919-м году вышел ее труд «Новая мораль и рабочий класс», основанный на сочинениях немецкой феминистки Г. Майзель-Гесс. Коллонтай утверждала, что женщина должна эмансипироваться не только экономически, но и психологически. Идеал «великой любви» труднодостижим, в особенности для мужчин, поскольку он входит в противоречие с их жизненными амбициями. Чтобы стать достойной идеала, личности следует пройти период ученичества, в виде «любовных игр» или «эротической дружбы», и освоить сексуальные отношения, свободные и от эмоциональной привязанности, и от идеи превосходства одной личности над другой.

Коллонтай полагала, что только свободные и, как правило, многочисленные связи могут дать женщине возможность сохранить свою индивидуальность в обществе, где господствуют мужчины (обществе патриархата). Приемлема любая форма сексуальных отношений, но предпочтительнее «последовательная моногамия» – каждый раз основанная на любви или страсти смена брачных партнеров, серийные отношения мужчин и женщин.

Говоря о последствиях «сексуальной революции» в отдельно взятом городе, а именно в «городе трех революций» Санкт-Петербурге (тогда Петрограде), российско-американский социолог П.А. Сорокин в статье «О влиянии войны», опубликованной в журнале «Экономист» (№ 1 за 1922 год), представил следующие данные по состоянию петроградской семьи после революции 1917 года:

«На 10 000 браков в Петрограде теперь приходится 92,2% разводов – цифра фантастическая, причем из 100 расторгнутых браков 51,1% были продолжительностью менее одного года, 11% – менее одного месяца, 22% – менее двух месяцев, 41% – менее 3–6 месяцев и лишь 26% – свыше 6 месяцев».

Известно, что фрейдизм в России приобрел популярность изначально в писательской среде (Е. Замятин, А. Луначарский и др.). Позже новая теория вызвала симпатию у врачей, психологов, педагогов (Н. Трауготт, А. Лурия, А. Залкинд). В 1922-м в Советской России создается «Русское психоаналитическое общество». Деятельность этой организации поддерживают Троцкий, Радек, Шмидт и другие видные политические деятели. Лев Троцкий познакомился с Фрейдом еще в 1908-м году за границей и неоднократно посещал его лекции. Фрейдизм вызывал неподдельный интерес у многих революционеров. И неслучайно – ведь он отвергал старую традиционную буржуазную мораль и «освобождал» человека для нового мира.

От такой «свободы» к концу 1920-х годов в СССР пришлось отказаться. Социальный эксперимент привел к массовой беспризорности, распространению венерических болезней, расцвету гомосексуализма и резкому увеличению преступлений, связанных с насильственными действиями сексуального характера.

В 1929-м году в Советском Союзе находился ассистент Фрейда В. Райх. Позже он станет автором книги «Сексуальная революция». Ученик «отца психоанализа» попытался «просветить» советских граждан теорией, взращенной на почве фрейдизма.

В кратком изложении теория такова: после того как произошла социальная революция, в России должна произойти революция сексуальная. Старая «буржуазная» семья распалась. Однако ее новая формация – молодежная коммуна (трудовой коллектив, одной из функций которого является удовлетворение определенных физиологических потребностей ее членов) – оказалась слабой. В обществе все еще сильны оковы традиционного морально-этического бремени. Главные запреты касаются сексуальной морали. Для достижения счастья человечеству необходимо:

- Воспитывать положительное отношение к сексуальности с детства.
- Признать права детей, подростков на любовную, сексуальную жизнь и выделить для этого специальные помещения.

Все омерзительно и просто. К счастью, к реализации данной теории в нашей стране не приступили. О тех же, кто пытался разрушить русскую семейную традицию, пророчески писал еще Н. М. Карамзин:

Как трудно общество создать!
Оно устроилось веками,
Гораздо легче разрушать
Безумцу с дерзкими руками.
Не вымышляйте новых бед;
В сем мире совершенства нет.

В Европе также произошел своеобразный эксперимент с внедрением новых моральных ценностей. Следует заметить, что христианство было и остается важнейшей частью европейского менталитета, европейской мысли. По словам Ф. Броделя,

«…в течение всего исторического пути Запада христианство оставалось в центре цивилизации, было его движущей силой. Нынешней европеец, в массе своей атеист, все еще остается приверженцем христианской этики, фундамент его поведения заложен в христианской традиции».

То, что для Броделя было очевидным в 1960-х годах, стало неприемлемым для современных европейцев в большинстве своем. Современный европеец мыслит себя антагонистом христианских ценностей. Политическая власть Европы уверенно держит курс на пропаганду того, что, по словам апостола Павла, «не должно даже именоваться у вас» (1 Кор. 6, 9).

19 января 2011 года Литва получила жесткую резолюцию от Парламента Европы за попытку осудить публичную пропаганду гомосексуализма. Аргумент правительства Литвы содержал в себе беспокойство за моральный облик детей и подрастающего поколения. К нему, к сожалению, не прислушались. Дети, по мнению европейских парламентариев, должны иметь свободный доступ к информации сексуального характера.

Доктор социологических наук, профессор, член научного совета социальных исследований Литвы так описывает картину трансформации семейных ценностей в Европе:

«В развитых странах Запада с середины 1960-х гг., а в других странах Европы – с конца 1980-х – начала 1990-х гг. все яснее стали проявляться такие признаки трансформации семьи, как уменьшение численности браков, их ‟старение”, увеличение числа нерегистрируемых браков, падение рождаемости и ее ‟старение” (рождение первенцев откладывается на более поздний̆ возрастной период), преобладание малодетных семей̆, увеличение числа внебрачных детей̆ и распространение добровольной̆ бездетности».

XX век стал веком антропоцентричным. Вместе с новыми взглядами на самих себя в людское сообщество пришла и духовная трагедия, последствия которой ощущаются до сих пор. Апостол Павел в свое время предупреждал:

«Смотрите, братия, чтобы никто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира» (Кол. 2, 8).

Но нашлись те, кто увлек и кто поддался соблазну.

Советский философ М. Мамардашвили так писал о главной, по его мнению (да и не только его), проблеме XX века:

«Из всего множества катастроф, которым славен XX век, одной главной и часто скрываемой от глаз рассудка является антропологическая катастрофа. Я имею в виду событие, происходящее с самим человеком и связанное с цивилизацией – в том смысле, что нечто жизненно важное может в нем необратимо сломаться, в прямой зависимости от разрушения или просто отсутствия цивилизационных основ жизни и общения».

На примере статистических данных видно, насколько интерпретация фрейдизма уничтожила традиционные ценности в сознании миллионов людей и привела к катастрофическим последствиям в различных обществах. Заботящиеся о своем «психическом здоровье» не только разрушили себя как личности, но и внесли свою лепту в создание социально-культурного хаоса в мире.


Владислав Ершов



Copyright © 2010 Православие.инфо - Православная Церковь