ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

ПРАВОСЛАВИЕ.ИНФО

миссионерский журнал о православной вере


2-04-2014, 02:24

Детство «Кавалерист-девицы»


Детство «Кавалерист-девицы»«Судьба автора так любопытна, так известна и так таинственна, что разрешение загадки должно произвести сильное общее впечатление» - сказал А.С.Пушкин брату некой особы, прочитав ее воспоминания о Войне 1812 года. Затем отрывок из которых, с названием «Война 1812 года», он напечатал в журнале «Современник» в 1836 году, добавив от себя предисловие. В том же году в Санкт-Петербурге отдельным изданием вышла книга самой загадочной особы под названием «Кавалерист-девица».

О ком же идет речь? Многие помнят Шурочку из кинофильма «Гусарская баллада», девушку-кавалериста, тайно пробравшуюся на линию фронта, чтобы принять участие в защите своей Родины. История эта была не выдумана – прототип Шурочки, Надежда Андреевна Дурова, и была именно той особой, о которой вел разговор Пушкин с ее младшим братом В.А. Дуровым.

История «Кавалериста-девицы» известна всем, но мало кто знает, какой Надежда была в детстве и почему она вдруг приняла решение, совершенно несвойственное для барышень того времени: уйти на войну, выдав себя за юношу… Сама Надежда Андреевна рассказывала о себе следующее.

Родилась она в сентябре 1783 года в Киеве, в котором тогда находился гусарский полк ее отца, ротмистра Дурова. Мать ее была одной из первых красавиц дворянского общества вопреки воле отца, который и помыслить не мог выдать дочь за военного, да еще и «москаля», тайно сбежала ночью из дома вместе к любимому. В первой же сельской церкви, которая встретилась будущим родителям Надежды по дороге в Киев, они обвенчались. Отец невесты, узнав о происшедшем, в порыве гнева проклял непокорную беглянку.

Когда мать Надежды поняла, что ждет ребенка, она начала мечтать о сыне, даже придумала ему имя – Модест. Когда же родилась девочка, причем, стоит отметить, - богатырского размера, с густыми черными волосами и сразу, которая сразу начала громко и пронзительно кричать, - мать вдруг оттолкнула ее и отвернулась, не пожелав и смотреть на ребенка... Только спустя несколько дней, уступив уговорам полковых дам, она согласилась принять младенца к груди. Однако Надежда оказалась истинной дочерью своей матери, проявив такой же упрямый и непокорный характер: вначале, категорически отказавшись взять грудь, Надежда, чуть позже, выждала, когда мать отвлечется разговором, и внезапно сильно схватила сосок крепкими деснами.

Вскрикнув от ужасной боли, мать отбросила дочку от себя и больше не пробовала кормить своим молоком. Так Надежда начала свою жизнь в этом мире…

Полк ротмистра Дурова вышел по направлению из Киева к Херсону, когда Наде исполнилось четыре месяца. По дороге с ней случилось происшествие, которое и послужило началом ее «воинской» карьеры. Дело было так. Во время пути маленькая Надя, обладавшая достаточно громким голосом и отличавшаяся особой крикливостью довела мать до того, что в порыве неуправлемого гнева женщина выбросила ребенка на полном ходу из окна кареты.

Ее, всю окровавленную, обнаружили гусары. Тут подоспел отец, который со слезами прижал малышку к себе, думая, что она умерла. Однако девочка вдруг ожила! Молодой жене ротмистр гусаров сказал: «Благодари Бога, что ты не убийца! Дочь наша жива, но я уже не отдам ее тебе во власть, я сам займусь ею» и передал ребенка на воспитание в заботливые руки правофлангового Астахова, который целыми днями, куда бы ни шел сам, носил девочку на руках. Так Надя стала привыкать к военной службе: Астахов с младенчества сажал ее на лошадь, а любимыми игрушками Нади были его пистолет и сабля. Когда воспитатель размахивал ей, Надя весело и заливисто хохотала. Когда же наступал вечер, Астахов зачастую приходил к полковым музыкантам, где девочка засыпала под музыку; затем ее, уже сонную, относил к отцу и матери. Если Надя вдруг просыпалась, то, увидев свою мать, пугалась и цепко хваталась за шею няньки-гусара.

Спустя время, своенравный и гордый дед Нади, к слову, который и передал свой характер дочери и внучке, пришел в себя и поспешил в Киев к архиерею, чтобы тот освободил его от необдуманной клятвы и разрешил снять проклятие с дочери. Затем он написал молодым письмо, хоть с запоздалым, но благословением и позвал в родительское гнездо получить уже благословение лично, а также назначенную дочке долю приданого. Хоть мир в семье и был восстановлен, но встретиться всем удалось только, когда у ротмистра было уже трое детей, сам он вышел в отставку и отправился в Москву за назначением на штатскую службу, а его жена с детьми сумела выбраться на Украину.

Тем временем Надя подрастала. В ее характере все явственнее сказывалось воспитание Астахова: она, по ее словам, до безумия любила лошадей, пистолеты, сабельный блеск. Сломя голову, как мальчишка, бегая по дому, Надя прыгала и во всю мощь выкрикивала различные команды: «Эскадрон! Направо заезжай! С места марш-марш!»; кукол девочка не признавала с малых лет. Окружающие и друзья семьи, которые видели это, неизменно хохотали, мать же злилась, бранила девочку и ставила ее в угол; затем, выпустив ее оттуда, пыталась усадить и заставить рукодельничать, чтобы та научилась всему, что должна уметь благородная барышня: шить, вязать кружево и вышивать. Планы же самой «благородной барышни» в корне отличались от материнских: она мечтала ездить верхом на лошади и стрелять. Отсидев «повинность» за пяльцами, девочка убегала в сад, где с упоением лазала по деревьям и прыгала через канавы.

Через некоторое время мать оставила попытки сделать из Надежды «настоящую барышню», и тогда ее воспитанием вплотную занялся отец. Он позволил девочке ездить верхом, для этих целей даже приказал сшить дочке казачий чекмень и подарил ей жеребца по кличке Алкид. Он сам лично учил Надю разным кавалерийским премудростям: красиво сидеть и цепко держаться в седле, решительно управлять лошадью. Любуясь прирожденной ловкостью и бесстрашием старшей дочки, отставной ротмистр сожалел, что она родилась не мальчиком.

Через некоторое времяв Сарапул, где в то время проживала семья, пришел полк казаков, с которыми сдружился ее отец. Он приглашал их на обеды, выезжал с ними на верховые прогулки, в которых Надежда почему-то отказывалась участвовать. В скоро времени всем стало понятно почему: в прекрасной головке молодой женщины уже зрел некий план, для исполнения которого совершенно не годилось представать перед полковыми офицерами в казачьем чекмене.

И вот пришел час исполнения давно задуманной мечты. Полк казаков 15 сентября 1806 года покинул город и выступил в донские края. Первая дневка была назначена казаками верстах в пятидесяти.

В день своих именин, 17 сентября, Надежда проснулась до зари и села возле окна дожидаться солнышка. Она видела перст судьбы в том, что именно в этот день уйдет из дома и станет жить, как мечтала с раннего детства. Восходящее солнце осветило висевшую на стене отцовскую саблю. Надя сняла ее, поцеловала, вложила обратно в ножны и поклялась носить саблю с честью. День показался бесконечным. Мать подарила ей золотую цепь, отец - триста рублей и гусарское седло, маленький брат - свои золотые часы. Им и в голову не приходило, что снаряжают они Надежду в опасный и дальний путь.

В одиннадцать вечера мать с непривычной ласковостью поцеловала Надю в голову и сказала: «Поди с Богом». Сроду не слыхавшая от матери добрых слов, Надежда поцеловала ей руку и вышла в слезах. Перед сном на полчасика зашел, как обычно, отец. Поговорили о разном. Отец сказал, что Алкид застоялся, надо бы его погонять на корде... Присмотрелся. «Ты что-то грустна, друг мой. Прощай, ложись спать, - сказав это, он обнял Надю и поцеловал ее в лоб, она дрожала. - Видишь, как ты озябла...»

Надя поцеловала его руки. Потрепав ее по щеке, отец заметил: «Добрая дочь!» - и вышел. Надя в слезах опустилась на колени и поцеловала то место, где стояла нога отца. Поплакала еще, а через полчаса обрезала перед зеркалом свои локоны и положила их в стол. Переоделась в казачью форму с папахой. Глядя в зеркало, удостоверилась, что в таком виде никто не сможет ее опознать. А Ефим на заднем дворе уже приготовил коня. Надежда велела ему вывести Алкида к опушке леса и ждать. Сама же вынесла свой капот и другие предметы женского туалета на берег Камы, чтобы отцу было что отвечать на неизбежные вопросы. Дочка, мол, утонула, вот и весь сказ. Сам-то он сразу догадался, что произошло.

При полной луне со Старцовой горы открывался прекрасный вид заречных полей. Темнели леса, как зеркало отсвечивали озера, под горой дремал город, позолоченные главы собора нежились в лунном свете. Надя дала озябшему конюху обещанные пятьдесят рублей, вскочила в седло и поскакала. Ей предстоял долгий путь, и коня следовало поберечь, поэтому Надежда пустила Алкида шагом. Тут в лесу сгустился мрак, тучи закрыли луну, подул северный ветер. Конь опять перешел на быструю рысь, и к рассвету Надежда была уже у села, где ночевали казаки.
Детство Надежды подошло к концу…

 

Copyright © 2010 Православие.инфо - Православная Церковь